Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Как это было... О кубанских станичных атаманах

 

  Для всех казаков "фигура" и "сама личность" атамана — обязательный атрибут важнейших событий в жизни: праздников, сборов, земельных переделов, судебных тяжб и прочего. Даже в традиционных кулачных боях, проводившихся в станицах по праздникам, атаман — непременный участник. Один из корреспондентов местной кубанской газеты с явным возмущением сообщал из станицы Переправной в 1910 году: 
  "Недавно верхняя часть станицы и "низовцы" сразились вовсю. "Верховцам", по обыкновению, попало. В это время станичная администрация, принадлежащая к "партии верховцев", осматривала место будущего базара. Окончив осмотр, станичная администрация направилась "к кулачкам". Увидя постыдное бегство "верховцев", администрация не вытерпела, быстро была сброшена верхняя одежда и перед изумлёнными "низовцами" уже замелькали не просто обывательские кулаки, а "административные" кулаки и заставили отступать "низовцев", но это был лишь один момент, а потом "верховцы" в арьергарде со станичной администрацией постыдно отступили. При этом более всего, естественно, попало арьергарду. После этой замечательной для переправинцев битвы у станичного атамана, несмотря на всевозможные припарки и примочки, губы долго были чуть ли не вершковой толщины. Больно и обидно становится, что "первые люди" станицы считают забавой заниматься бесцельным избиением друг друга" (для "просвещённого корреспондента подобные "нормы поведения" атамана — дикость, а в представлениях казаков атаман пребывает с народом и в горестях, и в забавах, он - атаман, востребованный общественным мнением и отвечающий ожиданиям и чаяниям станичников). 
  Именно атаман возглавлял ритуалы встреч и проводов казаков на службу, на сборных пунктах подавая примеры стойкости и терпения в нелёгких заботах. В одной из газетных заметок так рассказывалось об атамане станицы Новолеушковской:
 "Далеко не умерли заветы казачества жертвовать жизнью за Веру, Царя и Отечество, ясным доказательством чего служит случай с атаманом станицы Новолеушковской Н.Ф. Макаренко. Старик - атаман Макаренко, при отправлении казаков вверенной ему станицы на сборный пункт в Уманскую, для отправления последних на далёкую окраину Южного Кавказа, при напутственном молебствии на церковной площади и при исполнении своих служебных обязанностей, был сбит и стоптан лошадьми казаков, всколыхнувшихся при окроплении их священником Святой водой. Выбравшись из - под лошадей и, несмотря на мучительные боли в боку, не подозревая серьёзной опасности, Макаренко продолжал делать распоряжения и вместе же с казаками отправился в станицу Уманскую, чего от него требовал долг службы. В Уманской атаман - герой при исполнении служебных обязанностей целую неделю никому и виду не подал о столь мучительной боли в боку, и только когда возвратился домой, в Новолеушковскую, лёг в постель. Пользуемым станичным фельдшером установлено, что у Макаренко переломлено ребро в левом боку. И вот при таком переломе оставаться на посту своей службы, до освобождения от неё! Не говорит ли это за геройство казаков вообще, и за Макаренко, в частности?" 
  Каждый поступок станичного атамана, таким образом, служил формой, в которой отливались идеалы и социальная практика кубанских казаков. Его высокий общественный статус в народной картине мира налагал на него определённые обязательства, поэтому индивидуальность каждого станичного атамана неизбежно выражалась в установленных традицией формах. Строго карая нарушителей общепринятых норм, атаман являлся в народных представлениях гарантом сохранения системы казачьих ценностей. 

 

Сергей Ефремов

Использован материал: "Социально - гуманитарный вестник. Всероссийский сборник научных трудов", Краснодар, издание 2016 года.

 

Картина В. Лещёва.

Оригинал статьи

10 Апреля 2018 1589 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.