Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Танец Шамиля

   Особое место в казачьей культуре занимает "Танец Шамиля" ("Молитва Шамиля" или просто "Шамиля"). Танец исполняется под распев "На горе стоял Шамиль". Считается, что «Шамиля» может исполнить не каждый, так как его нужно танцевать по-особому. Среди терских и кубанских казаков "Танец Шамиля" являлся чуть ли не обязательным на всех казачьих праздниках.

Танец основан на легендах о Шамиле. Так, например, по одной из них Шамиль не выдерживает упреков казачки и убивает ее кинжалом. <...> Согласно другой легенде, "плененный Шамиль получил разрешение помолиться у своего знамени. Взойдя на пригорок, на глазах у соплеменников и многочисленного русского войска коленопреклоненный Шамиль стал тихо молиться. Так продолжалось некоторое время, затем, войдя в экстаз, Шамиль поднялся с колен и закружился в воинственной пляске. Следившие за пленником были ошеломлены. Событие обросло подробностями и домыслами, сохранившимися в фольклорной памяти по сей день. "

"Шамиля" состоит их двух самостоятельных частей: первой – распевной, плавной, коленопреклонной; второй — стремительной, ритмичной, танцевальной. Этот танец демонстрирует воинственность, ловкость, силу и решительность воина.

Особенностью этого танца является наличие сюжетной основы и исполнение его под куплеты о Шамиле. В начале под медленный распев окружающих казак становится на колени на бурку и изображает молящегося Шамиля движениями рук, поднятых вверх. Затем темп и характер мелодии менялся. Хор и зрители хлопали в ладоши в такт мелодии, а танцор начинал быстро и активно двигаться по кругу, часто с кинжалом в руках. Сидевшая на корточках девушка укрывалась прозрачной накидкой, а танцующий тщетно, но настойчиво пытался заглянуть ей в лицо. В конце концов, добившись своего и скинув накидку, мужчина закручивал девушку в плясе. Нередко разыгрывалась постановочная сцена убийства девушки.

Сама попытка исполнять иноэтнические танцы открывает возможность человеку создать новые связи, соприкоснуться с тонкой материей духовного сознания другого народа. Обращение к иной культуре практически никогда не бывает копированием. Художественное народное сознание обязательно перерабатывает используемый материал в системе собственных эстетических ценностей. "В случае с горскими танцами казаки сознательно «не присваивают» их себе. Исполняя лезгинку или Шамиля, они оказывают тем самым уважение народам, с которыми жили по-соседству".

А. Яблокова

Источник: А.Н. Соколова., доктор искусствоведения, профессор кафедры теории, истории музыки и методики музыкального воспитания Адыгейского государственного университета, "Казачьи танцы и инструментальная музыка. Вопросы структурной и жанровой детерминации" 
Воспоминания станичников.

 

Некоторые куплеты "Шамиля":

На горе стоял Шамиль, 
Богу он молился. 
Чёрну бурку расстелил, 
Низко поклонился.

А на поясе кинжал, 
Кинжал золочёный. 
Он рукою прижимал, 
Девушкой дарёный.

Дайте, дайте мне коня, 
Коня вороного. 
Я поеду за женой, 
Женой молодою.

Встань, проснись моя жена, 
Жена молодая. 
Мы станцуем Шамиля, 
Моя дорогая.

Я, девчонка молода, 
Не люблю моленья. 
Как увижу я тебя, 
Так танцую Шамиля.

- Почему ты не пришел, 
Когда я велела? 
До двенадцати часов 
Музыка гремела.

- Потому я не пришел: 
Кинжал затупился. 
А теперь я навострил 
И к тебе явился.

- А зачем тебе кинжал? 
- Чтоб тебя зарезать.

 

На фото: сценическая постановка танца "Шамиля" Кубанского Казачьего Хора. 
Солист Валерий Курилов.

 

 

 

 

 

Источник

11 Сентябрь 2016 1003 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.