Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Стихотворения казаков, о казаках, казаки поэты.

***

На войне молодеет душа,

Обрывая постылые путы…

Выпить жизнь из простого ковша,

Быть собою до последней минуты!


 

Небывалому бросить: могу!

Смерти крикнуть в лицо: не позволю!

И бесстрашно навстречу врагу

Устремить обострённую волю.


 

И в предсмертном томленьи своём

Твёрдо помнить слова огневые,

Что высоким казачьим седлом

И клинком создавалась Россия!


 

Александр Перфильев


 

***

Уходили мы из Крыма

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня;
Я с кормы все время мимо
В своего стрелял коня.


А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Все не веря, все зная,
Что прощается со мной.


Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.


Мой денщик стрелял не мимо -
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.

***

  Азов

Эту землю снова и снова 
Поливала горячая кровь. 
Ты стояла на башне Азова 
Меж встречающих смерть казаков.

И на ранней заре, средь тумана, 
Как молитва звучали слова:
За Христа, за святого Ивана, 
За казачий престол Покрова, 

За свободу родную, как ветер, 
За простую степную любовь, 
И за всех православных на свете,
И за свой прародительский кров. 

Не смолкало церковное пенье;
Бушевал за спиною пожар;
Со стены ты кидала каменья 
В недалеких уже янычар 

И хлестала кипящей смолою, 
Обжигаясь сама и крича... 
Дикий ветер гулял над тобою 
И по-братски касался плеча:

За святого Ивана, за волю, 
За казачью любовь навсегда!.. 
Отступала, бежала по полю 
И тонула на взморье орда. 

Точно пьяная ты оглянулась, - 
Твой сосед был уродлив и груб;
Но ты смело губами коснулась 
Его черных, запекшихся губ. 

***

В огне все было и в дыму

В огне все было и в дыму,-
Мы уходили от погони.
Увы, не в пушкинском Крыму
Теперь скакали наши кони.

В дыму войны был этот край,
Спешил наш полк долиной Качи,
И покидал Бахчисарай
Последний мой разъезд казачий.

На юг, на юг. Всему конец.
В незабываемом волненьи.
Я посетил тогда дворец
В его печальном запустеньи.

И увидал я ветхий зал, -
Мерцала тускло позолота, -
С трудом стихи я вспоминал,
В пустом дворце искал кого-то.

Нетерпеливо вестовой
Водил коней вокруг гарема, -
Когда и где мне голос твой
Опять почудился, Зарема?

Прощай, фонтан холодных слез.
Мне сердце жгла слеза иная -
И роз тебе я не принес,
Тебя навеки покидая.

***

Казак

Ты такой ли, как и прежде, богомольный
В чужедальней басурманской стороне?
Так ли дышишь весело и вольно,
Как дышал когда-то на войне?

Не боишься голода и стужи,
Дружишь с нищетою золотой,
С каждым человеком дружишь,
Оказавшимся поблизости с тобой.

Отдаешь последнюю рубаху,
Крест нательный даришь бедняку,
Не колеблясь, не жалея — смаху,
Как и подобает казаку.

Так ли ты пируешь до рассвета,
И в любви такой же озорной,
Разорительный, разбойный, но при этом
Нераздельный, целомудренно скупой.


 

Николай Туроверов

***

Павшим под Торговой

(февраль 1920 года)


 

Над Манычем степь замерзала,

А с ней замерзали и мы.

Такой испокон не бывало

Холодной, жестокой зимы.


 

Под снегом сковало равнину,

Под снегом застыла река,

И в снежную эту пучину

Швырнула нас чья-то рука …


 

Три дня мы жилья не встречали,

Без пищи брели, без воды …

Над нами позёмки свистали,

Колонн заметая следы.


 

Когда ж, наконец, подошли мы

К селенью в полуночный час,

Огонь пулемётов незримых

Ошпарил измученных нас.


 

Мы боя тогда не приняли.

Мы драться в ту ночь не могли.

Бесцельно и долго стояли,

Потом прямо в снег полегли.


 

Безжалостно звёзды мерцали,

И ветер стал злее свистать –

В снегу казаки засыпали,

Чтоб вновь никогда уж не встать.


 

И много тогда улеглося

На снежной равнине донцов …

Как будто на жниве колосья,

Как груды тяжёлых снопов …


 

Они никогда не роптали,

И даже теперь, в страшный час,

Упрёков уста не шептали

За жуткий, нелепый приказ.


 

Но я, уцелевший случайно,

Не смог быть покорным в ту ночь.

И с воем степи погребальным

Смириться мне было невмочь …


 

За вас, дорогие собратья,

Кого не оплакала мать,

Из уст моих рвались проклятья,

Рыданий не мог я сдержать.


 

Г. Р. Гордеев


 

Стихи из Общеказачьего журнала (1948 – 1953г.г.).

На фото вверху: Памятник погибшим в Первой Мировой войне, Москва, Поклонная гора.

Фотографии: Из архива сайта казачество Москвы.

06 Октября 2015 2513 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.