Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

«Современный опыт взаимодействия традиционных религиозных конфессий с казачьими организациями на Урале»

«Современный опыт взаимодействия традиционных религиозных конфессий с казачьими организациями на Урале»

В последние два десятилетия мы наблюдаем кардинальные перемены в общественно-политической жизни нашей страны, которые затронули не только государственное и политическое устройство России, но и существенным образом трансформировали сферу государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений. На этом фоне в стране проявляется стремление к духовному обновлению, все чаще общество обращается к традиционным религиозным культурам, имеющим богатый духовный опыт.

Отметим, что в настоящее время на государственном уровне ведется поиск оптимальных для России форм взаимоотношений между органами исполнительной власти и религиозными объединениями в целях реализации в обществе принципа свободы совести и вероисповедания. Продуманная система механизмов сотрудничества органов государственного управления с религиозными институтами, а также система взаимодействия конфессий на региональном уровне, является необходимым условием достижения гражданского мира, политической стабильности, нормализации общественной жизни.

Исторически так сложилось, что на Урале православие и ислам являются ведущими конфессиями. В настоящее время их объединения составляют более 85% от общего количества религиозных организаций. Протестантские формирования (баптисты, адвентисты, пятидесятники, свидетели Иеговы, мормоны и др.) – около 15 %.

К настоящему времени в регионе обозначились и успешно развиваются несколько основных направлений взаимодействия религиозных организаций между собой и взаимодействия религиозных центров с органами государственной власти. В их основе лежит идея сотрудничества для решения общенациональных задач.

К числу важнейших относится противодействие экстремизму, укрепление мира и гармонии в межнациональных отношениях. 

Вторым важным направлением сотрудничества стало участие религиозных объединений в реализации проектов возрождения духовного и культурно-исторического наследия.

В этих двух направлениях как раз и проявляются связи титульных конфессий Уральского региона с казачьими организациями.

Из истории казачества Южного Урала мы узнаем, что Оренбургское казачье войско всегда являлось поликонфессиональным! По статистическим источникам в конце XIX в. в Оренбургском войске служило 93 % православных и около 7 % мусульман казаков, к тому же в войске было несколько тысяч калмыков, которые официально были христианами, а в тайне оставались буддистами-ламаистами. И сегодня эти традиции сохраняются.

Остановлюсь подробнее на оренбургских казаках-мусульманах. В оренбургском казачестве до сих пор почитаются такие династии казаков-мусульман, как Дашкины, Кочуровы и др. Приведу некоторые исторические сведения: по архивным данным и сведениям из войсковых отчетов о народонаселении в середине XIX в. общее количество прихожан двадцати мечетей Оренбургского казачьего войска составляло более пяти тысяч человек. Мусульманского духовенства насчитывалось по войску, в частности имамов и азанчеев более сорока. Следует отметить, что данные мусульманские центры находились в шести полках Оренбургского войска. Были и такие станицы, в которых с одной стороны стояла мечеть, а с другой православный храм.

О каком-то прямом взаимодействии двух титульных конфессий в рамках Оренбургского войска в дореволюционный период речи не идет, так как в этом не было особой необходимости. Казаки несли военную службу, а духовенство при казаках несло свою.

Сегодня ситуация кардинальным образом меняется. Военной службы у казаков нет, нет и своей земли, где они могли бы компактно проживать. Сейчас казачество может реализовать свои цели только посредством работы в общественных организациях, союзах казаков различных уровней, реестровых войсковых казачьих обществах и т.д. И здесь уже взаимодействие конфессий неизбежно. Как пример можно привести событие, состоявшееся как раз двадцать лет назад в г. Оренбурге. В 1993 году здесь проходил третий Большой круг Союза казаков России, и его работа впервые освещалась и батюшкой, и муллой, и ламой. Конечно, в дореволюционный период такого и представить было невозможно, а сейчас это реальность, и от этого никуда не денешься.

Приведу слова уважаемого сибирского казака, полковника Сибирского казачьего войска Зайцева Геннадия Степановича (интервью опубликовано в газете АиФ №12 от 20.03.2013 г.): «В своей основе казаки православные… Но казачество - это межэтнический цемент. Есть у нас и мусульмане, и буддисты. Это очень важный момент. Сейчас идет радикализация общества. Появляются всевозможные националистические организации. Было много попыток радикалов проникнуть и в Сибирское казачье войско. Мы отсеяли их. Сказали: ребята, Россия создавалась как многонациональное государство. Но мы единый народ. У казаков неприятия людей по национальному признаку не было и нет…».

А вот другое, я бы сказал противоположное мнение также уважаемого кубанского казака Владимира Прокофьевича Громова (Интервью из информационного интернет-портала «Кавказская политика») (с 1990 по 2007 годы Владимир Прокофьевич являлся атаманом Кубанского Войска): «Православие исходит из казачьей традиции… Неправославный не может быть казаком. В 90-е годы мне приходилось дискутировать даже с войсковыми атаманами, утверждавшими, что казачество многоконфессионально и многоэтнично. В качестве аргументов они приводили то, что в Оренбургском войске, отчасти Терском и Донском, служили представители другой веры – калмыки, горцы, народы Урала и Приуралья. Был уверен тогда, считаю так и сегодня: да, в казачьих войсках служили представители других религий и народов, но они не были казаками…».

Там же мы находим следующую информацию: понятия - приписной, поверстанный, родовой и др. казаки

5. Приписные казаки - на самом деле никакими казаками не являлись. В их числе были представители разных национальностей, выполнявшие в казачьей общине те или иные работы, в то время как большая часть казаков была занята на службе в полках. Назывались такие рабочие «приписными».

4. Поверстанные казаки - тоже не являлись казаками по происхождению. Поверстать в казаки могли того, кто соблюдал казачьи традиции, был люб казакам и то, при условии лишь женитьбы на казачке. Поверстанный казак мог служить и «жить в казаках», но в его документах всегда отмечалось национальность и сословие, например: «великоросс, из елецких мещан, поверстан в казаки». Поверстанный казак не мог избираться в атаманы.

3. Родовой казак - если один из родителей был казачьего происхождения, а другой нет, то их дети назывались родовыми казаками. В частности, родовыми были дети поверстанных казаков. Родовые, как и поверстанные, не имели права избираться в атаманы.

2. Потомственные казаки – это казаки, оба родителя которых происходили из казаков.

1. Родовитым (или природным) казаком считается казак, все предки которого в обозримом прошлом состояли только из потомственных казаков.

Атаман мог быть избран только из числа потомственных или родовитых казаков.

Если следовать логике приведенной схемы разделения казачества на пять групп, то окажется, что на сегодняшний момент не имеют права на существование Астраханское казачье войско, Оренбургское, большая часть Сибирского и Терского казачьих войск, все Дальневосточные казачьи войска, где большинство казаков были как раз поверстанные и приписные.

Это, конечно же, невозможно в современной ситуации. Делить казаков на части, говорить о том, что кто-то казак, а кто-то не казак, ты можешь быть Атаманом, а у тебя корни ни казачьи, тебя нельзя избирать.

Такого деления казачества «по сортам» допускать однозначно нельзя. Ведь Донские, Кубанские и другие потомственные казаки забывают, что в XVI-XVII вв. к ним в общину принимали всех без разбору (и беглых крестьян, и различных бродников без племени и роду, и пленников басурман), и даже разрешалось вновь принятому казаку исповедовать свою религию (мусульманство, буддизм и др.) если он был не пленником, и если он был люб казакам. Вот такая вот история.

Я считаю, что подобная радикализация казачества приведет к очередному дроблению казачьих обществ, а еще хуже к всеобщему разочарованию в современном казачьем движении.

Давайте попробуем дать определение сущности казака. «В 1920-е годы в эмиграции вышла книга, в которой покинувшие страну казаки, священнослужители, интеллигенция поделились своими взглядами на прошлое и будущее казачества. Член Донского правительства Мельников так описал суть казачества: «Сущность казачества не в лампасе и не в чубе, хотя и это все дорого казаку, и не в «образе служения», а в казачьем духе, традициях и навыках, казачьей психологии вольного человека, независимом характере и чувстве собственного достоинства, в безграничной любви казака к родному краю, в его широкой терпимости, в его предприимчивости, умении защищать свои права – вообще, прежде всего, во внутренних качествах казака»».

Здесь как мы видим нет ни слова о национальности или религиозности казаков, суть в казачьем духе, который не передается по наследству через гены, а воспитывается в казачьем обществе. И в данном случае и православный может быть казаком, и мусульманин и буддист, разницы ни какой.

Возвращаясь к вопросу о взаимоотношениях титульных конфессий Уральского региона в рамках работы с местными казачьими организациями, стоит отметить, что в первую очередь необходимо продумать концепцию данных взаимоотношений и выработать основные направления совместной работы с казачеством.

Как мне видится, самым сложным является процесс, у православных он называется,  воцерковления казаков или по другому привитие основ веры, в частности это может относится к традиционному исламу. Данный процесс очень сложный, особенно в отношении среднего поколения, людей, выросших при советской власти и в условиях атеистического государства. Получается что главная общая задача представителей православия и ислама в настоящее время – это возвращение казаков к истокам веры предков, к духовным традициям православия, ислама и др.

Хотелось бы также чтобы появились Советы по делам казачества при местных религиозных организациях, для систематизации и координации работы представителей различных конфессий с многочисленными казачьими организациями Уральского региона. А то может получиться как у нас в Башкирии, многоуважаемый митрополит Никон, глава Башкирской митрополии, признает только одну казачью организацию – «Бельское казачье войско» во главе с ее атаманом Гулаем, а другие организации даже близко к церкви не подпускают. Как же в такой обстановке может проходить процесс воцерковления казачества у нас в регионе? Мне кажется, здесь есть над чем подумать!!!

 

Начальник ученой архивной комиссии

Оренбургского казачьего войска, есаул  

Кортунов Алексей Иванович                   

05 Октября 2013 1958 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.