Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Особенности военной и гражданской службы кубанского казачества

 

  В советской историографии за казачеством утвердилось наименование полу привилегированное сословие. Как представляется, данное определение совершенно не отражает реального положения вещей. Как известно, причиной для подобного наименования, послужило казачье землевладение и некоторые привилегии - освобождение от рекрутской повинности и государственных податей. Поскольку земле обеспеченность казаков была не сопоставима с земельными наделами крестьян, особенно в центральных губерниях, делался вывод о большей зажиточности казачества, кулацкой его сущности.

  Оценки роли льгот в историографии различны. Лола М. считал, что привилегии не имели существенного значения для казачества [1, с. 119]. Тогда как И.Л. Янчевский наоборот, указывал на значительную роль льгот в жизни казачества [1, с. 120]. Эту точку зрения разделяли практически все советские исследователи. Не призывая к кардинальному пересмотру выводов историков советского периода, во многом не потерявших актуальности до сегодняшнего дня, необходимо рассмотреть положение казачества в сопоставлении с выполняемыми повинностями и службой. При таком подходе можно будет получить представлении о том, насколько в действительности положение казачества отличалось от положения крестьянства и действительно привилегированного сословия - дворянства.

  Итак, обязанности казачества можно разделить на следующие категории. Отбывание воинской повинности - выставление определенного числа частей в мирное и военное время, служба в пределах Кубанской области и вне ее. К военной службе очень близко примыкала повинность по заселению окраинных территорий Империи. Помимо вышеперечисленного, казаки неслужилого разряда выплачивали ежегодно 15-рублевый налог в пользу войска. Этот же сбор выплачивали с 21 года казаки-призывники, освобождаемые от него на время нахождения в приготовительном разряде, способные к труду, но не способные к службе [2, с. 402].

  Также казаки выполняли ряд натуральных повинностей. В соответствии с Положениями о Черноморском казачьем войске и Кавказском линейном казачьем войске казаки обязаны были выполнять почтовую повинность, содержать почтовые станции, при продвижении войск - обеспечивать постой, подводы и прокорм войскам, содержать дороги, мосты и переправы, сопровождать арестантов [2, с. 404]. Целесообразным будет рассмотреть непосредственное участие казаков в отбывании воинской повинности, которую можно условно разделить на участие в войнах, действительную военную службу на кордонах и в отдаленных местностях, конвойную службу, полицейскую и службу внутреннюю. Деление это весьма условно и преследует цель добиться большей ясности при рассмотрении особенностей отбывания казаками воинской повинности.

  С момента создания и до начала Первой мировой войны Россия участвовала двух крупных военных конфликтах: русско-турецкой войне 1877- 1878 гг. и русско-японской войне 1904-1905 гг. В этих войнах так же участвовали казаки.

  В русско-турецкой войне 1877-1878 гг. для кубанского казачества основным стал кавказский театр военных действий, второстепенный для основных сил русской армии. В Закавказье были отправлены 1-е Ейский, Кавказский, Кубанский, Полтавский, Уманский, 2-й Хоперский конные полки, одна сотня 7-го пластунского батальона и две конно-артиллерийские батареи. Перед Кавказской армией была поставлена стратегическая задача связать Анатолийский корпус и не допустить его переброски на Балканы, взять крепости Каре и Батум. Возглавлял 52-х тысячный корпус генерал от кавалерии М.Т. Лорис-Меликов. В составе корпуса состояло 14 тыс. кавалерии, которая на 70 % состояла из казаков Кубанского и Терского войск [3, с. 82].

  Вскоре корпус был разделен на три отряда: Ахалцихинский отряд под командованием генерал-лейтенанта Ф.Д. Девеля (15,5 тыс., в составе сводной бригады - Ейский и Полтавские конные полки); Александропольский - отряд под командованием М.Т. Лорис-Меликова (27,5 тыс., 2-я конно-артиллерийская батарея); Эриванский отряд под командованием генерал-лейтенанта А.А. Тергукасова (9 тыс., Уманский, Кавказский, Кубанский полки и 1-я конно-артиллерийская батарея) [3, с. 84].

  Казаки особенно отличились при взятии Ахалцихинским отрядом Ардагана и Эриванским - Баязета. Не менее доблестными были действия 1-го Таманского и 1-го Полтавского полков в Ахалтекинской экспедиции под командованием генерал-адъютанта М.Д. Скобелева при взятии Геок-Тепе, переходе через Копетдаг.

  В составе основных сил на Балканах состояли: 2-й Кубанский полк - 891 казак и 16 офицеров, две сотни 7-го пешего батальона - 306 человек, а также два эскадрона Императорского Конвоя [4, с. 159]. Кубанцы вошли в состав Кавказской казачьей дивизии, которая входила в отдельный отряд, называемый Журжевским или Передовым отрядом действующей армии, куда были включены позднее и пластуны.

  Следует отметить ряд моментов. На казачьи части возлагалась задачи рекогносцировки, глубокой разведки, поддержание связи между отрядами. То есть, казакам отводились вспомогательные функции и казачьи формирования рассматривались как подразделения для выполнения сопутствующих тактических задач.

  Уроки русско-турецкой войны, как оказалось, не были приняты к сведению. В ходе русско-японской войны 1904-1905 гг., кавалерия показала свои худшие качества и требовалась немедленная реорганизация кавалерийских частей, новая тактика ведения боя и использования крупных тактических кавалерийских соединений [5, с. 119].

  Эти выводы, как представляется, послужили основанием для некоторых современных исследователей делать выводы о высоких боевых качествах казачьих частей, что было несколько не так. Как раз наоборот, участие казачьих подразделений в составе регулярных частей указали на невозможность использования их в том виде, в каком они находились в начале XX в., что, конечно ни коим образом не принижает мужества и стойкости казаков.

  Таким образом, говоря об участи кубанских казаков в войнах, можно сказать следующее. Практически во всех случаях силы кавалерии были раздроблены, казачьи подразделения использовались как приданные подразделения и не имели самостоятельного значения. Несмотря на такое положение дел, казаки проявили себя с лучшей стороны в сражениях и стычках, которые практически всегда заканчивались победой. Можно с достаточными основаниями предположить, что самостоятельное использование казачьих частей в составе отдельных тактических единиц принесло бы, несомненно, большую пользу. Кроме того, различия между казачьими подразделениями и частями и регулярной кавалерии не препятствовали бы успешному выполнению боевых задач, не привело бы к столь критическому отношению к качеству казачьих лошадей, вооружения и обмундирования, к казачьим подразделениям в целом. В этом случае удалось бы в полной мере использовать несомненные достоинства казачьих полков, боевые приемы и навыки. Как представляется, тенденция, обозначившаяся в начале века, на стирание различий между казаками и драгунами была фактически «началом конца» казачества как самостоятельной военной силы.

  Участие казачества в системе военной службы являлось важнейшим фактором государствообразующей сути казачества [6]. Кроме Кубанского казачества свои отличительные особенности в развитии и формировании имели и другие структуры казачьих войск [8]. Военная служба казака влияла на процессы трансформации его семьи [7] и зиждилась на вековых основах традиций данного этноса и культурной группы [9].

 

(Автор: Ерохин И.Ю.)

Список литературы:

1. Малукало А.Н. Кубанское казачье войско в 1860-1914 гг.: организация, система управления и функционирования, социально-экономический статус. - Краснодар, 2003.

2. Матвеев О.В. Военное дело // Очерки традиционной культуры каза- честв России. - М.; Краснодар, 2002.

3. Казаки в войнах России. - М., 1999.

4. Казачьи войска. Хроника. Репринтное издание. - М., 1992.

5. Агафонов О. Казачьи войска Российской Империи. - М.; Калинин¬град, 1995.

6. Ерохин И.Ю. Казачество в свете вопроса военной службы // Теория и практика общественного развития. - 2013. - № 4. - С. 172-174.

7. Ерохин И.Ю. Казачья семья: уникальный культурный феномен в системе государства // Современные исследования социальных проблем. - 2013.-№ 1.-С. 38-43.

8. Ерохин И.Ю. Идеи государственности казачества Дона // Научный обозреватель. - 2013. - № 6. - С. 58-62.

9. Ерохин И.Ю. Основы казачьих традиций // Вестник Академии Знаний.-2013.-№ 2. - С. 9-17.

 

ЖУРНАЛ:

СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

Издательство: Общество с ограниченной ответственностью "Центр развития научного сотрудничества" (Новосибирск)

Номер: 31. Год: 2013. Страницы: 67-70.

 

 

Источник: https://vk.com/istoriakubani

Художник Геннадий Квашура. "Жеребьёвка. Образование Кубанских станиц"

22 Декабря 2017 545 1

1 игорььь  
СЛАВА КУБАНИ!!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.