Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

О "бешеной телеге с дудкой" в уральских степях и о первых казаках-автомобилистах в Уральском казачьем войске.

 

 После официального разрешения Военным губернатором и Наказным атаманом К.Н. Ставровским автомобильного движения в Уральске, автомашины стали всё чаще появляться на улицах города. Одними из первых автомобилистов не только Уральска, но и всей области стали известные в крае казаки-скотопромышленники Овчинниковы.
В конце 1909 года один из братьев Овчинниковых – Пётр Яковлевич приобрёл автомобиль марки "Форд". 
   "Уральские войсковые ведомости" по этому поводу сообщали: "Каждый год в столицах мы видим всё большие и большие автомобили разных систем и конструкций. Этой машиной начали интересоваться и наши богачи-уральцы. Так, в прошлом декабре сламихинский казак П.Я. Овчинников приобрёл в Москве тридцати сильный автомобиль для степи. Купленный автомобиль может развивать скорость до 75 вёрст в час. Заплачено 8000 рублей. Шофёр для него будет прислан из Москвы. Господин Овчинников намерен послать в Москву для обучения искусству управления автомобилем своего человека".
   Испытание автомобиля началось весной 1910 года, причём не на уральских улицах, а сразу на степных дорогах - как только они просохли, Пётр Овчинников понёсся на новом "Форде" в Сламихинскую. Газета писала: "Вечером немало были удивлены жители Сламихинского посёлка появлением у нас "бешеной телеги с дудкой", которая скачет по улицам и задам с неимоверной быстротой и рёвом. Все жители, и стар и млад, явились на улицы и полезли на избы и лабазы смотреть чудо, скакавшее без лошади, несмотря на грязь и кочки. Оказалось, что Пётр Яковлевич Овчинников купил автомобиль за несколько тысяч рублей и удивил им весь посёлок". 
   С тех пор автомобиль Овчинниковых видели во многих станицах и повсюду "бешеная телега с дудкой" производила настоящий фурор: так, в один из летних дней 1911 года во время остановки в Бударино случился большой переполох. "Уральский листок" так описывал произошедшее событие: "Если когда поднимался в посёлке слух из-за того, что "какой-то с кокардой проехал", то в этот день причина волнения казаков и особенно казачек была удивительная. Ровно в 2 часа дня 15 мая застукал, зашумел, запыхтел автомобиль П.Я. Овчинникова и подкатил к Войсковому училищу. Торговцы, стоявшие около лавок и караулившие вход в них (продавать некому, бедно) разинули в недоумении рты; работники, нанимающиеся на сенокос и другие полевые работы прекратили спор о цене и очутились около училища; парни, играющие в орлянку, бросили её, а казачки, которые ещё с утра начали фехтовать языками, оставили это милое занятие и очутились около автомобиля. Во избежание каких-либо случайностей, шофёр ввёл его во двор, но это не спасло. Все пришедшие двинулись туда и мигом, двор вместил в себя около 50 человек. Все с деловым видом смотрели "оказию", изучали шины и всячески примеряли к тому "сколько она может увезти бударок". Из тихого, сравнительно отдалённого посёлка, эта часть мигом обратилась в шумную. Снулая, она с приездом П.Я. Овчинникова сделалась как-то празднично настроенною. Все чему-то радовались, чем-то были довольны! Детишки, наглядевшись "антомобель", принялись бегать вокруг него, а киргизы, сев на корточки и сплёвывая набегавшие от нюхательного табаку слюну, только твердили: "Шайтан! Шайтан!". Когда же прибывшие тронулись дальше, то некоторые из казаков очищали дорогу, тут же постилая одежды! Удивительный народ! Любят прогресс, культуру и цивилизацию! Любят до самозабвения".
   Появление первых автомобилей на улицах города не обошлось без эксцессов: " 31-го марта, часов в 9 утра со двора Овчинникова, что на углу Большой Михайловской и Мостовой улиц выехали на автомобиле два молодых человека по направлению к югу, автомобиль или только был пущен в действие, или благодаря тому, что шофёр ещё не установил надлежащий ход – вертел разные приспособления у автомобиля, который издавал, кроме обычного всегда у него шума, ещё какие-то стоны; на встречу автомобилю ехал на тарантасе кучер N, лошадь последнего испугалась и бросилась в сторону, наскочив на перила; в итоге картина получилась такова: поломанный тарантас, ушиб кучера и испуг лошади, которая легко может быть на будущее время будет бояться всякого шума. По видимому нами случаю можно предполагать, что немало может происходить подобных случаев испуга лошадей, а вместе с ними калечения людей, так как иногда ездят на лошадях даже дети. В предупреждении могущих быть несчастий не мешало бы, кому следует, выработать какие-либо ограждения езды на автомобилях, благо имеют автомобили толстосумы, а вред от него может быть принесён беднякам", – так описала газета возможно о самой первой автомобильной аварии в Уральске.
   В 1911 году машины появились уже у многих состоятельных граждан - к этому времени в городе было около трёх десятков машин. "Уральские войсковые ведомости" отмечали: "Год из года новшества в Уральске прививаются.

Сергей Ефремов. 

Источник: Голос казаков

27 Ноября 2015 885 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.