Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Надежный тыл казака

8 марта в очередной раз отмечался Международный женский день. До какой степени он международный – вопрос открытый, так как празднуется в основном на территории бывшего Советского Союза.

 

Да и история этого праздника не уходит корнями в глубокую древность – учрежденный в начале прошлого века, он имел ярко выраженную политическую окраску. Зародившись в США, он был привнесен в Европу, где пришелся ко двору коммунистически настроенным «эмансипе» во главе с Кларой Цеткин. Может, поэтому в наши дни и не получил широкого планетарного звучания.

А вот у казаков имеется свой праздник, посвященный женщинам, – День казачки. Установлен он во всех казачьих войсках в день «Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии» в знак уважения к своим женам, которые являются «кость от кости и плоть от плоти» их казачьего рода.

В стародавние времена практически все казаки были воинами, проводили значительную часть своей жизни в походах. Существование «начеку» в постоянной опасности и тревоге не располагало к семейной жизни. Жена, семья для многих была обузой и помехой.

Служба и веками сложившийся казачий быт находились под мужским контролем. Но в отдельной казачьей семье женщины выступали на первый план, во всяком случае при решении внутренних дел они имели равные права с мужчинами. И это обусловливалось казачьим укладом, когда казаки надолго покидали свои курени и весь груз хозяйственных хлопот и забот о детях ложился на плечи женщин. Иными словами, казачки обеспечивали мужьям надежный тыл, а в случае опасности могли постоять за себя и за родную станицу. Уже в детском возрасте девчонки наряду со сверстниками-казачатами получали первоначальные навыки поведения во время войны, а большинство взрослых казачек умели вполне профессионально обращаться с оружием и управлять конем.

Женщины как у запорожских, так и у донских казаков, где изначально брачная жизнь отрицалась в принципе, не допускались в кош. Однако шли годы, и казаки постепенно стали обзаводиться женами и семьями. Совершая набеги на соседние народы, они нередко уводили с собой молодых женщин, которые потом становились их женами. Хотя этот процесс был не простой и не быстрый. Например, «ясырками», которых донцы с собой привозили в качестве трофеев, они не дорожили и в течение многих лет, используя в качестве наложниц, продолжали смотреть на них, как на обузу.

Известный ученый А. Ригельман, живший долгое время среди донских казаков, в «Истории о донских казаках» писал: «Если кому жена уже была немила и неугодна или ненадобна, оных менять, продавать и даром отдавать мог, водя по улицам и, вдруг, крича: «Кому люба, кому надобна! Она мне гожа была, работяща и домовита. Бери, кому надобна!». И если сыщется кто оную взять, договаривались ценою или какою меною, по случаю ж и за попойку, отпустя ее из рук, отдавали. Когда ж взять жены никто не выискался, то и так на волю отпускали».

Но прошли века, жизнь брала своё. «Ясырки», т.е. пленницы, становились полноправными членами семьи. В действительности казаки являлись заклятыми врагами крепостного права. Вольный казак хотел, чтобы и его избранница, и подруга также были вольными. Отсюда и пословица: «Бери себе жинку с воли, казака с Дону и проживешь без урону».

«А жен красных (красивых) и любимых водим и выбираем от тебя из Константинополя и тебя не спрашиваем» – так из Азова отписывали донцы в своем знаменитом письме турецкому султану.

 

Путешественник Манштейн, посетивший Дон, описал один из набегов на Кавказ, который был совершен под предводительством бригадира Краснощекова – «грозы Кавказа». Манштейн отмечал, что он привез десять тысяч горских красавиц: кабардинок, чеченок, черкешенок и др., на которых донцы поженились.

Казаки в обязательном порядке крестили своих жен, и вчерашние мусульманки становились православными христианками.

А. Ригельман, описывая семейную жизнь донских казаков, подчеркивал: «Казаки, привозив из походов себе жен, ласковым обращением с ними, приохачивали их к совместному сожительству». Казаки-терцы и кубанцы нередко женились на соседках-горянках, а вот сибирские казаки-землепроходцы на туземках не женились и в своих челобитных на Дон и Яик писали: «Шлите нам жонок». И братья-казаки выручали, посылая за Урал женщин по их согласию.

Жизнь в «диком поле» в постоянной тревоге и опасности от набегов воинственных соседей закаляли казачку, сделав бесстрашной и храброй. Она умела владеть ружьем и луком, как в хозяйстве кочергой, рогачом и чапельником, чтобы в любой момент, при уходе казаков в поход, защищать свое жилище, своих детей.

В архивных материалах можно найти множество документов, которые свидетельствуют о героизме и храбрости казачек. Они, например, принимали самое активное участие в осаде крепости Азов в 1641 году и позже при защите городков Быстрянского и Раздорского. Полковница Стеха Абакумова отстояла с казачками свой городок от крымских татар. Воинственная прабабка Гугниха до сих пор чтится в памяти уральских казаков.

В.А. Потто в своем замечательном повествовании «Два века терского казачества» описал бой, который вели казачки станицы Наурской 24 июня 1774 (11 июня ст.ст.) года с крупным отрядом крымских татар, пытавшихся захватить врасплох станицу.

«Казачки не боялись ни свиста пуль, ни стрел, ни дикого рева и гика нападающих. Спокойно со старыми волжскими бойцами встречали они яростные атаки татар, обливали их кипящей смолой, защищали серпами и косами; они же перетаскивали на руках чугунные пушки с места на место, смотря по тому, где усиливался приступ».

В рапорте моздокского коменданта, описывавшего это дело, говорится: «Некоторые не точию казачьи жены, но и девки, иные с ружьями, а прочие с косами к отражению неприятеля так вспомоществовали, что из баб оказались такие, кои из ружей стреляли зарядов до двадцати, а одна из них, будучи с косою у неприятеля, при устремлении его на валу к рогатке, срезала голову и завладела его ружьем».

Атаман М.И. Платов, вернувшись из французского похода в войне 1812 – 1815гг., в своем обращении к казачкам благодарил их «земно кланяясь за то, что они эти годы, когда мужское население находилось на войне, одни вели домашность». Казачке-матери самой приходилось вести не только свою «домашность», но и заниматься воспитанием детей.

Краса черкасских дочерей – Меланья Ефремова – открывала женские школы, следила за воспитанием детей донских казаков, строила обители-монастыри для вдов и одиноких стариц. Бабка Кудимовна по «часослову» учила грамоте в детстве героя Кавказа генерала Бакланова. «Ахвицерши»-казачки в станицах и городках, имея на дому частные пансионаты, приглашали туда на учебу многих детей казачьих семей, способствуя просвещению казачьей массы. Среди кубанских казаков известность получила Мария Горбатка, как героиня «Шипкинского поста».

 

Шли годы, и среди бывших «ясырок» появились женщины высшего света – смуглолицые красавицы. Среди них: Разумиха  – родоначальница рода Рузумовских, Оболенская – «кума» императрицы Елизаветы Петровны, Катерина Хмельницкая, Катерина Скоропадская – приближенные императриц и жен императоров. Первая графиня из казачьего рода Дарья Денисова, дочери графа Матвея Платова, «львица» Петербургского высшего света графиня А.П. Орлова-Денисова, фрейлины императриц: Серебрякова, Ефремова, Жирова, Карпова и др.

К выдающимся именам казачек можно добавить: художницу Е.В. Краснушкину, А.И. Попову (жену Д.И. Менделеева), артисток государственных театров и кино Е.Н. Пашутину, Л.И. Елисееву, О.В. Суровицкую, Нонну Мордюкову, Зинаиду Кириенко, Клару Лучко; балерин: Т. Степаненко, О. Смирнову, М. Филиппову, В. Еланскую; «звезду Холливуда» Н. Цыганкову; поэтесс: А.И. Серебрякову, М.И. Тушканову, Т. Баженову, Марию Волкову, В.Г. Каргальскую, В.В. Нарыжную и др.
К этому же славному ряду следует отнести профессора Л.И. Косоногову и ее сестру хирурга М.И. Косоногову, писательницу и исследовательницу Сибири Л.К. Потанину, писательницу О.В. Омельченко, нашу землячку кавалера ордена Святого Георгия – кубанскую казачку, сестру милосердия Римму Иванову, похороненную у храма Андрея Первозванного в г. Ставрополе, и многих других.

Многие казачки учились в высших учебных заведениях, высших женских курсах. Характерно, что образованные женщины-казачки, унаследовав от своих прабабок-«ясырок» психологию восточной женщины, оставались весьма консервативны и верны заветам старины. Им чужды были модные учения «народников», революционные идеи английских суфражисток и различные модные, по духу времени демократичные книжные учения.

Казачки проявили чудеса героизма в годы Гражданской войны. Они являлись участницами Степного, Корниловского, Уральского, Кубанского и других походов. Стойкость и героизм казачек следует отметить при расказачивании, раскулачивании, коллективизации. Во время репрессий против казачества миллионы казачек последовали вместе со своими мужьями в гиблые места Нарыма, на Соловецкие острова, в болота Архангельской губернии, Сибири на верную смерть. Много тысяч казачек разделили участь своих казаков, уйдя вместе с ними за границу.

День казачки во всех казачьих войсках праздновался 21 ноября (ст.ст.). Теперь каждый год в нашем крае во многих станицах 4 декабря отдают дань уважения женщине-казачке – хранительнице не только домашнего очага, но и традиций казачества. Может, есть смысл на традиционных казачьих территориях активнее популяризировать именно этот, проверенный веками, женский праздник?

Петр Федосов, кандидат исторических наук.

 

Источник

11 Марта 2016 950 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.