Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

На Кубани объединяются потомственные казаки

У всех панов много купленных брехунов, а настоящие казаки поперёк совести не ходят

   Идея объединения всех казаков в одно сообщество вызвала немало споров. Вроде бы мысль дельная, только какой в этом объединении толк? В давние времена казаки объединялись перед лицом врага или для походов за добычей. А так по жизни на каждом хуторе или станице жили своим порядком. Столичных атаманов знать не знали и не жаловали – жили по Божьим заповедям да по наказам дедов и прадедов.

   И вот на тебе – возродили, прости Господи, казачество! Хотели душу в него вдохнуть - предкам во славу, а дошли до того, что в казаки за грОши принимают. И за эти грОши казакам строго-настрого велено помалкивать да терпеть атаманов назначенных.

   К тому же поделили казаков на реестровых и не реестровых, не понимая, что так казаки не делятся. У казаков же всё просто: кто честь имеет, в Бога верит, кто за родную землю готов стоять до последней капли крови – тот и казак. Форма, должности, награды – испокон веков всё это не имело значения. Главным было заслужить право зваться казаком - это было высшей наградой.

- Для чего объединяться сегодня? Какова цель? – волнуются казаки.

   Современные казаки и так на службе государевой. Президент России – для них априори верховный атаман. Для чего нужен ещё кто-то? Одно дело, говорят потомственные казаки, создать при Президенте страны Всероссийский совет казачьих старейшин, решения которого бы ложились в основу законопроектов и указов главы государства. Другое дело – назначить всем российским казакам одного атамана.

- И заодно министерство по делам казачества пусть создадут, как на Кубани департамент одноимённый создали. Будут изо всех сил деньги осваивать, выделенные на казачество, - иронизируют казаки.

   Деньги и впрямь нужно кому-то считать. А ну, только на Кубани в год на казаков выделяют миллиард рублей! Да ещё и тысячи гектаров земли сельхозназначения в распоряжении Кубанского казачьего войска имеются. Другой вопрос, что сами казаки пахать землю не желают: главные отделов сдали земельку в субаренду и стригут купоны. Самим некогда – то совещания, то парады. Политика да бизнес, а не казачество.

Не тот казак, что водою плывет, а тот, что против воды.

- Если бы казачество было кому-то нужно, то туда бы давно поставили залуженных и толковых людей, - горько вздыхает потомственный казак из Абинска Юрий Сердюк.

   Сердюк, наверное, единственный из казаков, кто сегодня рискнул публично критиковать руководство кубанского казачества. Покритиковал и получил в отместку от Кубанского казачьего войска заказную статью про себя. Подписаться под ней не постеснялся сам атаман Таманского отдела Иван Безуглый. Читаешь и диву даёшься, что казак может обвинять другого казака в том, что тот жил и живёт как казак. То ли не понимает атаман сути казачества – тогда что делает в атаманах? То ли поперёк совести ходит за панское жалованье – тогда какой же он казак в принципе?

   Есть у казаков такая заповедь: если казаки ссорились, то атаман обязан их помирить. В давние времена атаману было не позорно и на колени перед братьями стать и просить их Христа ради помириться. Забыли в Кубанском казачьем войске сию заповедь. Тут атаман сам казаков меж собой стравливает, думает, что разделяя, властвует. А казаки говорят: «Рубит сук, на котором сидит».

   Вот об этом и болит душа у тех, кто стоял у истоков возрождения современного казачества. Ведь начинали с чего – с культуры, с языка, с традиций и с воспитания молодёжи. А пришли к чему? К тому, чтобы молодняку на казачьих сборах показывать, сколько казак может выпить?

- Всё от командира зависит, - считает казак Юрий Сердюк. – У хорошего командира во всём порядок, в отношениях меж солдат – тоже.

   И правда, думаешь, разве позволит себе настоящий командир опускаться до мелкой мести тому, кто открыто говорит ему, что не так? Вряд ли… Командир придумает, как переубедить, как вернуть солдата на путь истинный, чтобы его взгляды общему делу не вредили. На том и растёт личный авторитет командира. А если он будет сплетни собирать про солдата да носить их по части, то даже смешно - какой же это орёл, если по вороньим местам летает?

   28 июня на полигоне Раевский 7-гвардейской десантно-штурмовой дивизии (горной) прошли международные тактические учения учении "Славянское братство", в которых приняли участие военнослужащие из Беларуси, России и Сербии – всего около тысячи человек личного состава, 150 единиц военной и специальной техники, вертолеты российских ВКС. Белорусские десантники прибыли в Краснодарский край со своей военной техникой, а сербский спецназ использовал российскую экипировку и вооружение. Среди почётных гостей – ветераны дивизии, все, кто когда-то имел к ней отношение. В том числе и потомственные казаки - генерал-лейтенант Александр Колпаченко и полковник запаса Юрий Сердюк.

- Казачью дивизию они создали, - смеётся Сердюк. – Вот сюда бы приехали, узнали хотя бы, что это такое – дивизия.

   Когда Сердюк был атаманом, то сумел заручиться поддержкой руководства дивизии, чтобы его казаки именно полигоне в Раевской тренировались в ратном деле. Говорит, это дисциплинировало людей, придавало смысл происходящему.

 

Дух есть – есть казак!

Генерал-лейтенант Александр Колпаченко, до недавнего времени командовавший Береговыми войсками Военно-Морского Флота России - тоже потомственный казак.

   Родился на Украине, в Кировоградской области в городе Александрия, который раньше назывался станицей казака Вуса. Окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, после чего был направлен для прохождения дальнейшей службы в должности командира взвода разведывательной роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (город Псков). Прошёл Афганистан. Является кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени (с изображением мечей), двух орденов Красной Звезды, ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, ордена «За военные заслуги».

   Александр Николаевич хорошо помнит своего деда-казака Харитона, который был из Запорожской Сечи, из семьи, занимавшейся шитьём клобуков для казаков – колпаков по-современному. Говорит, что о казаках при советской власти знали только по фильмам. А вот после развала СССР заговорили серьёзно, потому что не на чем стало воспитывать патриотов. Казачество при новом непонятном строе на каком-то этапе стало альтернативой пионерии, комсомолу и партии одновременно.

- Идея то хорошая, поэтому поначалу нормально шло: казачьи классы, сборы казачьи. Мы помогали в дивизии Сердюку готовить снайперов, отправляли их в Чечню в первую и вторую кампании, в Югославию отправляли. Это был тот самый патриотизм. На тот момент не было чёткой политики государственной, а казачество как раз воспитывало уважение к истории, к стране, к предкам. А вот потом в казаки подались люди, которых ни Родина, ни патриотизм не интересовали, а больше волновали деньги да земли. Понацепляли на себя погоны, награды непонятные, вот и стали казаки нивелироваться в глазах общественности, - считает генерал-лейтенант Колпаченко.

   Говорит, что казаков не стало ни видно, не слышно. Приедут куда-нибудь, споют, парадом пройдутся - и всё. Молодёжь забыли, её воспитанием не занимаются. Та же «Атамань» превратилась обычное коммерческое заведение – кафе, гостиницы. В Псковской области на границе с Эстонией сохранился народ сету. Они живут на хуторе закрыто. Вот это этнодеревня. Туда приезжаешь и весь их уникальный быт видишь. А «Атамань» - сплошные песни и пляски, больше ничего. Какая же это этнодеревня?

   Александр Николаевич уверен, что процесс деградации казачества будет продолжаться. Во многом виноваты менеджеры, которые сегодня стоят у руля. Один сплошной пиар – и больше ничего. Говорит, в Крыму, когда приводил к присяге стоящие там украинские части, никого из этих менеджеров не видел. Простых ребят-патриотов, сорвавшихся защищать Родину, видел. Но они выполнили боевую задачу и тихо уехали, нигде не кричат, что брали Крым.

   А тем, кто кричит на каждом углу, что защищал Крым, генерал-лейтенант Колпаченко советует задавать вопрос: «Конкретно где, когда и что вы сделали?». И поплывут, не смогут ничего толком ответить.

Политика казачья идёт не в ту сторону, уверен Александр Колпаченко:

- Дух казачий на словах есть, а на деле его нет! У нас в Новороссийске есть ребята, которые сами по себе, отдельно от войска занимаются. Тренируются, ездят на полигон дивизии на сборы, делают это по зову души, а не из-под палки. Но в войске с ними никто даже разговаривать не хочет – они сами по себе, атаманы сами по себе.

   Александр Николаевич говорит, что если бы позвали в атаманы, не пошёл бы. Во-первых, нужен базис – идеологический и материальный. А потом уже надстройка. На самом верху нужен кто-то, кто понимает суть казачества. Там же наверху должна быть поставлена цель, определены задачи и пути их решения - всё в соответствии с той политикой, которую проводят регионы, страна в целом. А так… атаманом стать, чтобы ездить везде с важным видом и оценивать, где тебе лучше стол накрыли? Какой смысл в таком атаманстве?

- Цель должна быть у казачества - понимание, куда оно идёт, зачем. А у нас любят побольше бумаг написать – мол, идёт работа. Но чем больше бумаг, тем меньше дела - это давно известная истина, - отмечает генерал-лейтенант Колпаченко.

   Александр Николаевич уверен, что настоящий патриотизм живёт на низовом уровне. Был один отставной майор в Нижнебаканской, который бился за то, чтобы в его отделе всё было, как надо – и дисциплина, и воинская подготовка, и моральный облик казаков. Но так и не смог ничего изменить, махнул рукой, уехал. А если бы сверху шла единая осознанная политика в отношении казачества, то, возможно, не пришлось бы идейным казакам покидать войско. Но эту политику государства в отношении казачества должен толкать кто-то, кого знают и уважают – таким был, например, погибший генерал Геннадий Трошев.

  Юрий Сердюк тоже считает, что казакам сегодня нужен хороший командир. Краснодарский край, Ростовская область, Ставрополье – казачьи регионы, граничащие с северо-кавказскими республиками. Нужно иметь особую мудрость и непререкаемый авторитет, чтобы успешно решать здесь поставленные руководством страны задачи. А то, что сегодня происходит в кубанском казачестве, уверен Юрий Вячеславович, авторитета ему не прибавляет.

- Мы помним ещё своих прадедов, поэтому обидно за всё то, что происходит сегодня с казаками. Это называется отмывание денег, а не возрождение казачества. Обидно за свой народ! - говорит полковник Сердюк.

   Начинать надо с причин, по которым люди идут в казаки. Дошло до того, что есть рейтинг меж атаманов по количеству принятых в казаки. Только принять то приняли, а вот ума вступившим кто давать будет: заниматься с ними образованием, к дисциплине приучать? Вице-губернатора Николая Долуду понять можно – ему чем больше казаков, тем больше выделят денег из бюджета. Как говорится в старой пословице, атаманам – пышки, казакам – шишки. Но дело даже не в несправедливом распределении благ, а в том, что те, кто пришли в казаки только из-за денег, много ли наслужат, случись чего? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно вспомнить трагедию в Кущёвке, убийство в Псебае или расстрел в Ладожской – ведь это всё казачьи вотчины.

   Сердюк говорит, что лучше всего характеризует истинное положение дел в кубанском казачестве следующий факт: в ходе переписи населения на Кубани в 2002 году в графе национальность 15 тысяч человек написали «казак», в спустя 10 лет «казак» в графе национальность написали только пять тысяч жителей края. Вот оно возрождение казачества во всей красе, как говорится.

  Потомственные казаки сегодня всё чаще говорят о необходимости объединиться в альтернативное сообщество – этническое сообщество кубанских казаков. Это ещё один побочный эффект проводимой в отношении казачества официальной политики. Значит ли это, что казакам по роду и племени наконец-то надоело молчаливо взирать на то, как из-за чьих-то личных интересов тонет общий плот? Время покажет…

 

Источник: Жители Юга

04 Июля 2018 603 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.