Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Легенды земли Абинской. Заключительная часть.

В Рождественский сочельник, завершаем публикацию книги «Легенды земли Абинской» Владимира Плешакова.


  Вместо предисловия: В 1829 году Турция по Адрианопольскому трактату навсегда уступила России свои права на восточное побережье Черного моря с населявшими его черкесскими племенами. Встала задача: обеспечить постоянное снабжение русских крепостей на побережье. Было решено построить Геленджикскую кордонную линию. К этому времени было построено Геленджикское укрепление на берегу Черного моря и Ольгинский тет-де-пон на Кубани. Теперь предстояло соединить их дорогой и построить промежуточные укрепления — Абинское и Николаевское.


  В 1834 г. генерал-лейтенант Вельяминов был назначен командующим Кавказским корпусом. Сразу же он приступил к выполнению плана её строительства. Николаевский форт был построен в 1835 г. в самом центре земель воинственных шапсугов для контроля за прилегающими территориями и дорогой на побережье. Сейчас на этом месте – станица Шапсугская. Сохранились земляные валы и рвы крепости. Заметны барбеты для артиллерийских орудий. 30 марта 1840 года крепость была осаждена горцами, число осаждавших значительно превышало гарнизон укрепления - 250 казаков и 9 офицеров. Гарнизон держался до последнего. Более 200 защитников погибло. Раненые были уничтожены. Их подвиг не забыт. Потомки - казаки Абинского районного казачьего общества ККВ, в 1999 году установили на сохранившемся валу укрепления поклонный крест, весной здесь проводят поминовения…

 

 

Легенда о защитниках Николаевского укрепления и их верных жёнках да невестах

  Много Русь помнит нашествий всяких врагов: с Востока и с Юга шли неисчислимые орды диких племён, с Запада рвались на русскую землю рыцари-крестоносцы. Да ещё добавляли бед распри князей русских за земли, города да сёла, всем хотелось единолично владеть, хоть маленьким, но своим наделом. Наконец наступило время, когда, казалось, отбилась Русь от всех врагов, собрала свои силы и земли в кулак, стала могучей державой. Но на окраинах ещё копили силы враги, жаждали завоевать хоть пядь наших рек и полей. Так и турецкий султан всё зарился на казачьи земли по Дону и Кубани, Днепру и Волге. Но раздробленная Русь уже выросла в могучую державу Россию и начала свои исконные земли предков забирать обратно под державную руку. Дошла очередь и до владений когда-то могучего княжества Тмутараканского. Долго реки и поля, пастбища и сенокосы были под пятой захватчиков, подкосили сабли вражеские русских мирных хлебопашцев да рыбаков: кто был убит врагами, кто в полон взят, а кто успел уйти на земли царства Российского. И оскудели людьми эти края.

  Накопило силы русское государство, и прислал царь-батюшка войска регулярные да казаков во главе с генералиссимусом Александром Суворовым да генералом Вельяминовым опять брать эти земли под цареву руку. Суворов – отец солдат, протоптал дорожку на левый берег Кубани, заложил тут крепости первые. Среди этих укреплений и Ольгинский тет-де-пон. А Вельяминов пошёл дальше, к Чёрному морю, прямо через дикие горы.

  Проложили солдаты да казаки дорогу через перевалы Кавказа прямо к Чёрному морю, к новым портам русского флота. А на охрану путей были основаны крепость Абинская, да Николаевский пост выше по берегу Абина.

  В самом центре гор раскинулись укрепления Николаевского форта. Выкопали его защитники валы да рвы, построили редуты с пушками, стали обживать своё поселение. А вокруг – племена горские, то мирные, то немирные, поглядывали на поселение, да мечтали извести его защитников, богатую добычу из пленников да оружия взять. Торговали с казаками да солдатами-поселенцами, приглядывались. Но недолго мир длился. Султан турецкий золотом соблазнил горцев ударить с тыла нашим доблестным войскам, перерезать пути сообщений, чтобы русские крепости на берегу моря без пополнения уничтожить.

  Тёмной ночью орда горцев стала подкрадываться к укреплениям поста Николаевского. Думали, что темнота да дождь скроют их подход, помогут перерезать защитников, захватить крепость. Да не вышло: бдительно несли службу казаки да солдаты, обнаружили разбойников, открыли огонь.

  С воплями и криками пошли горцы на приступ, но отбили дружным огнём нападение защитники укрепления. И так длилось это не один час и не два – десятки волн из тысяч горцев наваливались на форты да валы, заваливали рвы своими телами нападающие разбойники, но не сломили защитников, не попросили они пощады. А их жёнки спрятались в глубокой пещере от врагов, ждали, когда битва кончится. А чтоб враги их не обнаружили, то сами вход взорвали.

  Погибли все защитники Николаевского укрепления. И жёнки их тоже в глубине гор пропали. Только с тех пор много родников появилось по берегам реки Абин. Говорят, это слёзы жен да невест казачьих да солдатских по своим суженым. Обладают те струйки, текущие из глубин гор, из подземных пещер целебными свойствами. Раненым раны излечивают, больным – их недуги, а кто здоров – здоровья добавляют. Говорят, содержат эти родники серебро, потому что серебряными, драгоценными душами обладали те жёны да невесты. А один родник славится тем, что текут там сразу две струи – вода живая да мёртвая, сливаются на камне в один поток, а потом ручеёк скатывается в реку Абин, чтобы и там речные волны серебром наполнились, живительной силой. И сегодня мы должны помнить про подвиг казаков и солдат Николаевского укрепления, да их верных жён и невест. Слава им вечная!

 

Легенда о царе скифов Таргитае, принцессе ариев Табити и прекрасных лотосах

  В давние времена между Дунаем, Доном, Кубанью и Волгой жил могучий народ ариев. Эдемом, Арианой – обетованной землёй называли они свою страну – так она была богата, обильна и щедра на дичь и рыбу, хлеб и вино. Не знали нужды и горя арии, потому и перестали поклоняться своим могущественным богам. И боги наказали их за это: наслали на землю ариев засухи с суховеями летом и трескучие морозы зимой.

  Поняли арии, что боги отказали им в милости и потому решили уйти туда, где светит всегда тёплое солнце, ласковые моря омывают берега. И отправились в страну, которую называют Индией. Унесли они с собой священные книги, сохранили предания о родной земле. А сюда, к великим рекам и бескрайним степям пришли потомки могучих гиперборейцев – народа, который не боялся ни морозов, ни жары. Счастливо зажили они на раздольных долинах великих рек вместе с ариями, которые не захотели уходить в чужие земли со своими стадами и пашнями. Стал тот народ называть себя скифами – людьми вольными.

  С тех пор прошла тысяча лет. У великого царя Индии родилась дочь, которую назвали Табити – как богиню домашнего очага, покровительницу царского рода.

  Любознательной росла девочка, научилась читать, и самыми любимыми её книгами были предания о далёкой родине ариев – прекрасной и обильной, где живут могущественные богатыри и прекрасные амазонки. Захотелось ей побывать в Ариане, посмотреть, как текут реки, полные рыбы, на дубовые рощи, в которых скрываются дикие звери, на горы, в которых живут богатыри из легенд.

  Долгим и тяжёлым было путешествие по морю, горным дорогам, через бурные реки и, наконец, вышла она на простор, где вольно бежала с высоких гор река Кубань. Действительно, полна была эта земля рыбы и дичи, росли здесь обильные сады и виноградники, щедрыми были нивы, богатым – народ, который называли скифами, а царём у этого народа был богатырь, сказочный прародитель Таргитай. Увидели они друг друга и полюбили, стали жить в счастье.

  Но скоро заскучала Табити по своей родине – Индии. И однажды сказала любимому Таргитаю:

- Улетела бы птицей через горы и реки, леса и пустыни, чтобы хотя бы одним глазком посмотреть на свою родную землю, полюбоваться на прекрасные цветы лотоса, что дарят любовь и нежность, мудрость и покой.

- Не печалься, любимая Табити, - ответил Таргитай. – Будут у тебя прекрасные лотосы!

  И отправился он путь, искать цветы, олицетворяющие любовь и нежность. Долго или коротко путешествовал Таргитай, но принёс на земли Кубани семена лотосов и стал сеять по озёрам и прудам, речным заводям и морским лиманам. И заморские нежные цветы приживались в северном краю там, где люди жили в любви и труде, где мирно растили детей и внуков, почитали старших.

  Жили Табити и Таргитай до глубокой старости и умерли в один день. Их души до сих пор на рассвете, когда просыпается природа, приходят тайно на берега водоёмов, где растут лотосы и любуются прекрасными цветами, одаряющими любовью, молодостью тех, у кого на сердце мир и радость. И сейчас можно рано утром, когда солнышко только поднимается над прибрежными ивами, а над водой плывёт таинственный туман, прийти на берег, посидеть в тишине, глядя на нежные цветы. И тогда души возлюбленных Табити и Таргитай и вам подарят любовь, счастье, радость. Только нужно проснуться очень рано и не забыть улыбнуться восходящему солнцу.

 

Легенда про волшебную Шамбалу и злую волшебницу Скобидо

  Было это очень давно, когда на обширных землях у большого синего моря карлики волшебством заставили служить себе гигантов – великанов. Великаны были добрые и очень трудолюбивые, поэтому они послушно строили дома-дольмены для злых и завистливых карликов, выращивали сады, прокладывали тропинки в густом лесу, чтобы карлики могли гулять среди гор, разгоняли облака, если начинался холодный дождь, даже пытались по приказу карликов солнце задерживать на небе, чтобы день был длиннее, а тепла – больше. 
  Так и шла жизнь в этой стране карликов и великанов тысячи лет, пока не прошёл слух, что есть в горном лесу заповедное место, на котором стоит великанская скала. Если кто найдёт эту скалу, обойдёт её вокруг, да загадает желание, то всё обязательно сбудется. Мечтатели могут обрести талант, чтобы на арфе ветров играть да сочинять весёлые песни. Трудолюбивые могут обрести дар металлы плавить, из дерева дома да быстрые корабли строить. Несчастные находят здесь покой и любовь. И даже молодость здесь можно вернуть, если сделать десяток добрых дел: вокруг скалы порядок навести - осенние листья собрать, обмести скалу от пыли и паутины, камни, упавшие с верха склона в порядок сложить, птиц и животных накормить... Да разве все добрые дела можно перечислить? 
  У карликов была царица, волшебница Скобидо – старая, капризная, завистливая. И очень страшная. Не только карлики, даже великаны боялись взгляда её чёрных злых глаз. Если она увидит, что её приказания исполняются медленно, то может и болезни наслать, и превратить в какое-нибудь животное, или даже в камень на дороге. 
  Прослышала Скобидо про заповедное место, и захотелось ей стать молодой и красивой. Приказала она своим подданным – карликам и великанам, найти это место, показать, где скала спряталась.
  Долго или быстро исполняли они этот приказ, но нашли они заповедное место на склоне горы, где под скалой родник журчал. И показали своей царице это место. 
Обошла Скобидо скалу – не омолодилась. Заставила карликов листья убрать – не похорошела. Приказала великанам переловить птиц в лесу, да оленей с зайцами, чтобы их накормить – не стала добрее.
- Значит время нужно, чтобы и на меня заповедное место подействовало!- решила злая волшебница. И приказала великанам, чтобы построили ей здесь из этой скалы дольмен - в тепле и удобстве ждать молодости и красоты.
  Не хотели великаны эту скалу трогать, на заповедном месте шуметь при строительстве дома-дольмена. Да пришлось: несколько великанов капризная волшебница превратила в камни, что встали вокруг. И тогда другие – делать нечего – начали строить дольмен. Прорубают на скале стену дольмена – не получается, только пыль да шум. Пытаются просверлить дырку для входа – весь инструмент сразу ломается. Еле-еле наметили, каким может стать дольмен. А уже ночь скоро, становится всё темнее.


  Не вытерпела злая карлица, что медленно работа идёт. Закричала, шум на весь лес подняла. Да и кинулась сама камень рубить. Стукнула о скалу молотком – искры летят, а толку нет, только с волшебницы песок да пыль посыпались. Ударила второй раз – ещё больше пыли да песка, ветер-ураган от шума поднялся. И в третий раз ударила молотком злая Скобидо по камню, да и сама рассыпалась пылью и мелкими камешками. Ураган поднял эту пыль да камни над горами и лесами, закрутил вихрем, и упали они в ближний ручей, превратилась в липкую глину с камнями на берегах. Так и назвали этот ручей с липкой глиной да камешками – Скобидо. 
  Утих ураган, стих ветер. Солнце поднялось над горами. Не оказалось на месте ни карликов, ни великанов – унёс их ураган далеко—далеко, чтобы дорогу они в заповедное место забыли. Только огромная каменная глыба осталась на заповедном месте. На скале – следы от работы великанов да злой волшебницы – начатые стены дольмена. А вокруг – окаменевшие камни-валуны, которые охраняют это заповедное место с волшебной скалой. Кто найдёт эту скалу – убери мусор вокруг горы, обмети скалу от пыли и паутины, камни упавшие с верха склона в порядок сложи, птиц и животных накорми... Можно потом и желание загадать и даже молодость обрести, если скала поверит, что добрые дела делал ты бескорыстно и трудолюбиво, не рассчитывая на награду. И тогда, может быть, исполнятся твои самые заветные желания!.. 
  Назвали это место Шамбала. А почему? Ведь Шамбала, говорят, находится где-то в Гималаях. Но, может быть, и правда, что это заповедное место и есть Шамбала, где сбываются желания, где можно обрести знания и молодость?

 

Легенда про генерала Вельяминова и Ольгинский тет-де-пон

  Разные времена помнит матушка-Кубань. Это славные дни, когда князь Владимир разгромил хазарских разбойников и крестился в Корсуни. Это те времена, когда Чёрное море в старину называлось Русским, а в Крыму и землях при Азовском море процветало Тмутараканское княжество.

  Но прошло время. Раздоры между русских князей разрушили силу народа, а орды с Востока заставили отступить с берегов благословенных морей. И вот настали дни, когда императрица послала русские войска возвращать исконные земли. Вёл те войска генералиссимус Александр Васильевич Суворов. С победами пришли русские солдаты на берег Кубани, заложил здесь Александр Васильевич укрепления. И одно, в самом опасном месте, чтоб земли русские беречь, назвал Ольгинским.

  А по берегу Чёрного моря гавани русского флота были построены. Да вот беда: путь к тем гаваням был только морским – прямого пути через горы Кавказа не было - на другой стороне реки – глухие леса да горы, где скрывались немирные разбойники да турецкие отряды. То и дело переходили те разбойники да турки через реку, да нападали на станицы казачьи, грабили, жёнок да детей в полон забирали. Тогда и не стало на белом свете генералиссимуса Суворова. Кто же землю русскую будет защищать?

  Царь-батюшка прислал сюда генерала Ивана Александровича Вельяминова. Славный был воин! Вся грудь в орденах, среди которых были два Георгия. Воевал он с французами в 1912, с турками всю кампанию и ни одной битвы не проиграл. Солдаты говорили: вот он – ученик любимый Суворова, удача помогает генералу!

  Вот и здесь, на Ольгинском посту, без конца пытались ворваться на русские земли, к станицам казачьим разбойники. Здесь принял последний бой полковник Тиховский с казаками и стали они бессмертными героями, которые погибли, но не пропустили врага.

  Войско вельяминовское с казаками встало на стражу на этих берегах. В одном месте их шайку уничтожат – они в другом лезут. В этом месте перехватят супостатов – они третий брод находят.

  Вышел на берег Кубани генерал Вельяминов и стал думать: как оберечь земли русского государства от разбойников, какими силами открыть путь прямой к русским портам, к Чёрному морю?

  Стоит он на крутом берегу со своими полковниками, мимо быстрая Кубань волны с плеском несёт. И тут видят: с той стороны Кубани прямо по волнам женщина идёт навстречу. Вид у ней величественный, как у императрицы Екатерины, но это – не Екатерина! Легко переступает по волнам, как по песочку прибрежному, а вокруг – сияние! Подошла она поближе, да спрашивает:

- Что же ты, Иван Александрович, задумался! Или забыл свои наказы для солдат? Ведь сам говорил – врага не ждут, чтоб его остановить, врага встречают! А я всегда про тебя, войско твоё, да державу русскую помню! Удача всегда с тобой!

И махнула платочком!

- Вот, глянь, какое место я для тебя и войск твоих приготовила на том, левом берегу приготовила! И брод через реку вот он, рядышком. Без помех пройдёшь вместе с войском!

И указала на другой берег Кубани, где серебряные тополя, как стража, стояли вдоль обрыва.

- А там, дальше, и дорога прямая к морю! Поспеши!

И растаяла в дымке тумана…

Построил своё непобедимое войско Вельяминов и дал команду: вперёд!

Уже скоро под серебряными тополями выстроен был форт с пушками на высоких неприступных валах.

- Опять Удача помогла нашему генералу! – говорили солдаты, устанавливая пушки на редуты.

  Назвали ту крепостицу Ольгинский тет-де-пон – в честь того укрепления, где казаки полковника Тиховского героизм и мужество всем показали. Мала была крепость, да неприступна! А от тет-де-пона этого открылась прямая дорога через горы к Чёрному морю, к портам русским, прибрежным укреплениям. Ту дорогу генерал Вельяминов по заветам генералиссимуса Суворова, да повелению императрицы Екатерины построил, чтоб крепки были русские границы, чтобы исконные земли русского Тьмутараканского княжества в родные приделы вернулись, чтоб Херсонес, Корсунь по-русски, опять служила купелью для русской державы.

  С тех пор прошло много-много лет. На месте тет-де-пона поднялся казачий хуторок с хатами да садами. Его жители хорошо знают: если удача отвернулась, то нужно прийти на крутой берег Кубани, где когда-то стояла крепостица, лечь в траву, улыбнуться солнышку, посмотреть, как белые облака бегут по синему небу, и Удача неизменно придёт. И сбудется самое заветное желание! Попробуйте и вы прийти сюда, на берег, если в удаче нуждаетесь…

 

Легенда об Иване да Марье и дереве любви

  И опять в станице наступил, как и сто лет назад, вечер. И как в давние времена опять в ночное ушёл табун лошадей. А с конями – старый казак, да ватага сорванцов. И, как каждый вечер, мальчишки пристали к деду:

- Скажи-ка, диду, как же рождаются легенды да сказки? Вон сколько ты уже нам рассказал историй, да нет им конца. Уж сколько тысяч лет прошло, как исчезли с земли великаны да волшебники, а рассказы о них до сих пор живут.

- Эх, молодёжь! – ответил старый казак. – Что далеко ходить, во времени сказки искать. И сегодня полна наша жизнь былин да историй вечных. Как этот вековой дуб, что сотни лет слушал разные истории и ещё много лет будет слушать, да людям рассказывать.

  Вот так же много лет назад и я ходил в ночное, а вместе со мной у костра слушали сказки другого старого казака, имя которого уже и забыли, другие мальчишки и девчонки. И с нами ходили в ночное Иван да Марья – станичники наши. С самого первого класса дружили они. В лес по ягоды да грибы вместе ходили, травы для бабушки-ведуньи собирали, чтоб людей да животных лечить. А ещё – родным небом любовались, птиц голосистых слушали, огненный закат провожали, яркий рассвет встречали.

  Были в нашем лесу у них заповедные места – где трава была гуще, где грибы росли щедрее. Там и присмотрели они два деревца молодых – дуб да ольху, что рядышком росли, прислонясь друг к другу.

- Смотри Иван, - говорила Марья, - они тоже дружат, как и мы с тобой!

 

        

Дерево любви.

 

  А когда выросли, то между ними родилась и любовь. И тогда приходили они в лес к этим двум деревьям, садились рядышком, на синее небо с облаками смотрели, о будущем мечтали. Да недолго: война началась!

  Ушёл на фронт добровольцем Иван, а следом Марья – санитаркой.

  Храбро воевал Иван, не одну награду за стойкость и доблесть заслужил. И всё мечтал, как закончится война, вернётся он в родную станицу, встретится с Марьей, да свадьбу сыграют. И Марья тоже не в тылу была – на самой передовой, из-под пуль раненых солдат выносила, перевязывала, спасала солдат от гибели. И тоже мечтала вернуться домой с победой, Ивана обнять, свадьбу сыграть, да детей растить.

  Однажды собрали фашисты все силы, да в наступление пошли.

  Окоп, где Иван оборону держал, с самолётов бомбили, из пушек обстреливали, из пулемётов огнём поливали. Да стойко стоял Иван, из своей винтовки врага останавливал. Но не жалел фашист снарядов и от ближнего разрыва был ранен Иван. А тут и санитарка под обстрелом подползла. Увидел Иван – это ж Марья его!

  Перевязала рану Марья, а бой-то продолжается! Опять взялся за винтовку Иван, опять стал фашистов метко косить, да было их несметно, прорвали они оборону, в окопы ворвались.

- Вот и пришёл наш смертный час! – сказал Иван своей Марье. – Не видеть нам больше своей станицы, да нашего любимого леса с заветными деревьями! Но не пустим фашистов на свою землю!

  Достал гранату, обнял Марью и погибли они вместе, уничтожив и наступающих врагов. От такого мужества остолбенели фашисты, отступили, а потом и наши в наступление пошли.

  Не вернулись Иван да Марья в родную станицу. А вот деревья те заветные в лесу, заметили люди, вдруг друг к другу потянулись, обняла ольха дуб, обвилась, как девушка вокруг парубка. Ветви их переплелись, как будто любимые обнялись. Так и растут они вместе на удивление людям. Назвали этот дуб Деревом любви. Только не каждый знает, что это Иван да Марья своим душами обнялись здесь, продолжают жить на земле. Кто придёт с добром к этим деревьям, и им добро деревья подарят. Кому – здоровье, кому счастье встретить свою половинку да любовь, а кому – долгожданных детишек-ребятишек.

 

Родник с живой и мёртвой водой.

 

Кто же сказал, что и сегодня не рождаются легенды, если есть настоящая любовь на земле?

 

  А тут и утро настало, солнышко выглянуло из-за гор. Зазвенели песни соловьиные. Туман, что лениво висел над рекой, стал таять, отступать в тёмное ещё ущелье. Кони зафыркали – домой просятся. Так окончился поход в ночное. Но сказки да побасенки бесконечны, пока живы старые казаки, что помнят и про походы дедов своих, и про битвы старые и новые…

 

  Легенды рождаются до тех пор, пока неугомонный, любопытный человек путешествует по родной земле, чтобы открыть новые земли, увидеть чудеса природы, открыть тайны истории. Много их родилось в давние времена, они рождаются сегодня, будут появляться новые и новые в рассказах и книгах наших потомков в будущем. И мне эти легенды навеяны в путешествиях по абинской земле весенними ветрами, подсказаны духами древних дольменов, услышаны в течении струй звонких горных рек, нашептаны шелестеньем под ногами осенних огненных листьев лесу. Я записал их, и получилась книга «Легенды земли абинской».

 

Примечание:

Апи – скифская богиня-мать земли и воды, Мать-Сыра-Земля славянских легенд. Скифы считали её выше всех других божеств.

Папай – верховный бог скифов, олицетворяет отцовское, мужское начало. От брака Папая с Апи родился родоначальник скифов Таргитай, в русских былинах Тарх Годинович.

Таргитай – скифский полубог, герой многочисленных легенд, прародитель скифов.

Табити – скифская богиня домашнего очага, хранительница семьи.

 

  Ищите нас в социальных сетях, подписывайтесь на страницы сайта, слушайте песни онлайн и смотрите видео. Регистрируйтесь на сайте, участвуйте в обсуждениях материалов, это важно и интересно авторам. Присылайте свои новости и материалы для размещения.

 

Страница сайта казачество Москвы в контакте: https://vk.com/kazachestvo_kazaki

 

Группа сайта казачество Москвы в одноклассниках: http://ok.ru/group53216719994982

 

Страница сайта казачество Москвы в фейсбуке: https://www.facebook.com/Казачество-казаки-867624886639659/

 

Наше видео, разные темы: https://www.youtube.com/channel/UCaEuzjJ9B1dU1fbyd0ur1oA

Шамбала.

Дольмен за станицей Убинской, Северского района. Как видите, не все дольмены сохранились в первозданном виде до наших дней. Время и варвары, делают своё дело. А рядом с этим дольменом, также есть деревья любви, но это, совсем другие легенды и мифы Кубани.

Иллюстрации художника Бориса Евдокимова.

Фотографии автора.

06 Января 2018 398 1

1  
Очень интересно! Спасибо автору!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.