Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Курильские страсти

Зачем японцам Итуруп?

Из архива «К»

Политические страсти вокруг Курил не утихают. У многих все еще на слуху заявление главы японского правительства, который в ходе планового заседания в 2009 г. назвал Малую Курильскую гряду «незаконно оккупированной территорией». Японию не слишком волнует, что право собственности над Курильской грядой закреплено в том числе и в уставе ООН. Между тем история освоения Курил прочно связана с Россией.

В 1654 г. казак Михаил Стадухин во главе отряда стал первым из русских путешественников, кто проплыл неподалеку от северного курильского острова Алаид. Конечно, из европейцев первым у Курил побывал Мартин Мориц де Фриз, однако в своем путешествии он так запутался, что принял один из островов (Уруп) за оконечность североамериканского континента. Оттого Курильская гряда так и не была закреплена за Голландией, но имя де Фриза все же осталось увековеченным на географических картах — ныне его носит пролив между Урупом и Итурупом. Много позже, уже в 1697-м, сибирский казак Владимир Атласов лично возглавил экспедицию на Камчатку. Собрав огромное количество историй и сказаний, услышанных от камчадалов (коренных жителей полуострова), Атласов составил описание Курильских островов, что легло в основу самой ранней карты Курил. Карту составил уже другой русский исследователь и энциклопедист — Сергей Ремезов.

 

Итуруп, наши дни.

 

В эти же годы атаман Данила Анциферов и есаул Иван Козыревский обследовали северные Курильские острова — Шумшу и Кунашир. Первый был заселен айнами, которые попытались оказать казакам сопротивление, но были разбиты. Последующая экспедиция на остров Парамушир также закончилась кровопролитием в рядах аборигенов. Как бы то ни было, по итогам казачьего похода жители островов впервые в истории заплатили «ясак» (налог) и признали над собой власть России. Позже есаул Козыревский изготовил чертеж-карту «камчадальского носу и морских островов», на которой, тоже впервые, были изображены Курильские острова от камчатского мыса Лопатка до японского острова Хоккайдо. К ней же прилагалось описание островов и айнов — ныне исчезнувшего коренного народа, некогда населявшего большую часть Сахалинской области.

Укрепление позиций

В конце 20-х годов?XVIII века Екатерина?I утвердила «Мнение Сената» о Восточных островах. Императрица указала в нем на ряд необходимых мер: «Взять во владение острова, у Камчатки лежащие, поелику земли те к российскому владению касаются и ни у кого не подвластные. Восточное море теплое, а не ледовитое… и может в будущем воспоследовать коммерции с Японом и Китайскою Кореею».

Последующая за указом экспедиция Мартына Шпамберга, в ходе которой была пройдена вся гряда Курильских островов, по праву считается исторически значимой: результатом стало установление контакта с японцами на их территории. Встреча состоялась на якорной стоянке у острова Хонсю, где мореплаватели приобрели у местных жителей продукты и снаряжение. По возвращении российского судна появилась карта Курил, которая в 1745?г. вошла в состав Атласа Российской империи.

Атлас издавался не только на русском, но и французском, а также голландском языках — и не просто так. В середине?XVIII века еще не все территории земного шара были обследованы европейскими странами, и по действующему тогда аналогу современного международного права государство, первым издавшее достоверную и подробную карту территории, имело преимущественное право на владение ею. Впрочем, тогда это касалось лишь стран Европы. А это еще один повод для дальнейших прений между Японией и Россией по вопросу Курил.

Начало XIX века ознаменовалось осложнением отношений между Японией и Россией. В самом начале говорилось о претенциозных действиях японцев на ряде островов Курильской гряды с последующей установкой табличек и флагов. Такие действия не могли не вызвать ответной реакции, однако, несмотря на «дерзкое» поведение изолированной Японии, Российская империя все еще была заинтересована в налаживании торговли со Страной восходящего солнца.

Осенью 1804 г. посол Николай Резанов прибыл в Нагасаки в надежде встретиться с инспектором тайного надзора Тоямой. Но японское правительство тянуло время, и ему удалось это сделать только полгода спустя — в марте 1805-го. Вероятнее всего, это было вызвано гостившими на тот момент в Японии западноевропейцами, которые по геополитическим соображениям настраивали их правительство против России.

Переговоры все же состоялись, но посол счел их результаты неудовлетворительными.

Эскалация конфликта

После переговоров Николай Резанов лично принял решение в интересах государства организовать военную операцию против Японии и поручил ряду доверенных офицеров произвести необходимые приготовления. Но спустя несколько месяцев посол умер и не смог защитить своих подчиненных от наказания за не согласованные с центральным правительством военные действия. Годом позже адмиралтейская коллегия признала доверенных послу офицеров Хвостова и Давыдова виновными в самовольном нарушении правительственных инструкций о сугубо мирном развитии взаимоотношений с соседствующими с регионом странами. Наказание по тем временам было безумно мягкое — военным аннулировали награды за мужество, проявленное в войне со Швецией. Легкость наказания отчасти можно объяснить тем, что, по-видимому, в правительстве понимали всю правильность действий офицеров, которые фактически выгнали захватчиков с российской территории. Но господствовавший в то время ранговый аппарат требовал принятия мер в силу бюрократической инерции.

Попытки установить контакт с Японией возобновились лишь с середины?XIX столетия. На «чужбину» был отправлен русский посол Евфимий Путятин. Его целью было урегулирование вопросов территориального размежевания. Впрочем, переговоры зашли в тупик.

31 марта 1854?г. Япония подписала торговый договор с США, после чего Путятин вновь отправился туда для установления отношений с соседом. Неуступчивость японской стороны привела к тому, что российский посол пошел на максимально возможный компромисс — 7 февраля 1855?г. был подписан Симодский трактат, по которому Сахалин признавался неразделенным, а Россия признавала права Японии на Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп. Таким образом, ситуация с Южными Курилами, де-факто существовавшая уже много лет, была признана официально. Тем не менее юридически все четыре острова входили в состав Российской империи с 1786?г. Некоторые исследователи сегодня упрекают русского посла за то, что Южные Курилы были отданы Японии без какой-либо компенсации. Они уверены, что ему следовало до конца отстаивать хотя бы наиболее крупный из них — остров Итуруп.

По заключенному соглашению для торговли с Россией открывались три японских порта — Нагасаки, Симода и Хакодатэ. В точном соответствии с японо-американским договором русские в этих портах получали право экстерриториальности. Четверть века спустя Япония заявила, что отказывается от претензий на Сахалин, но хочет в качестве компенсации все Курильские острова — от Японии до Камчатки. К сожалению, тогда российское правительство не проявило должной настойчивости и не оценило стратегическое значение Курил, которые закрывали выход в Тихий океан из Охотского моря, и согласилось на требования японцев.

Старый курс

Следующая точка в истории курильского вопроса — Русско-японская война. Россия эту войну проиграла и по Портсмутскому мирному договору 1905 г. уступила Японии южную часть Сахалина по 50-ю параллель. Этот договор имеет такое важное юридическое значение потому, что фактически прекратил действие договора 1875 г. Ведь смысл «обменного» договора состоял в отказе Японии от прав на Сахалин в обмен на Курилы. При этом по инициативе японской стороны к протоколам Портсмутского договора было добавлено условие о том, что все предыдущие русско-японские соглашения аннулируются. Тем самым Япония лишила себя юридического права владеть Курильскими островами. Договор 1875 г., на который регулярно ссылается японская сторона в спорах о принадлежности Курил, после 1905 г. стал просто историческим памятником, а не документом, имеющим юридическую силу. Нелишним будет напомнить, что, напав на Россию, Япония также нарушила пункт 1 Симодского трактата 1855 г. — «Отныне да будет постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией».

Ситуация оставалась практически неизменной вплоть до начала Второй мировой войны. Не вдаваясь в подробности, уделим внимание ключевым пунктам Ялтинского соглашения по вопросам Дальнего Востока, заключенного 11 февраля 1945 г., а именно третьему пункту, который звучит так: «Руководители трех великих держав — Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании — согласились в том, что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии передачи Советскому Союзу Курильских островов».

Очевидно, что речь идет о передаче всех Курильских островов без исключения, в том числе Кунашира и Итурупа, отошедших Японии по вышеописанному Симодскому трактату. Позже, в конце 50-х, Советы и Япония приняли совместную Декларацию о прекращении состояния войны, в которой СССР соглашался с претензиями японцев на Хабомаи и Шикотан, но только после подписания мирного договора, чего, под давлением США на Страну восходящего солнца, так и не случилось. Примечательно, что 15 августа 2016?г. Япония отметила годовщину собственной капитуляции во Второй мировой войне.

На сегодняшний день Япония вновь «обнажила зубы», причем на четыре основных острова Курильской гряды. Российская Федерация неизменно следует старому курсу и не собирается уступать острова японцам, а военное присутствие в регионе лишь усиливается. Однако многочасовые переговоры, которые ведутся российскими и японскими дипломатами в последнее время, означают, что желание найти решение территориальной проблемы есть со стороны и Токио, и России. По мнению ведущих научных сотрудников Центра североамериканских исследований, для дипломатического прорыва требуется, чтобы японская сторона отошла от непримиримой позиции.

Евгений ЧЕРЕМУХИН

Источник: http://konkurent.ru

06 Декабря 2016 992 1

0
1 Яков  
Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о наименовании пяти безымянных ранее островов Курильской гряды. Островам присвоены имена военных и государственных деятелей.Один из них назван в честь министра иностранных дел и председателя президиума Верховного совета СССР Андрея Громыко. Другой – в память о бывшем губернаторе Сахалинской области Игоре Фархутдинове. Еще два получили имена генералов Кузьмы Деревянко и Алексея Гнечко. Пятый назван в честь первой в мире женщины - капитана дальнего плавания Анны Щетининой.Документ о наименовании островов Громыко, Фархутдинова, Деревянко, Гнечко и Щетининой опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.