Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Кто же мы? Казаки!

– Послушай, Пётр, – обратился я как-то к своему товарищу, – вот ты всё время задаешься, что ты донской казак. А какая у тебя всё-таки настоящая национальность: русский или украинец?
Задумался Пётр и неуверенно ответил:
– Наверное, я, как и многие казаки, интернационалист.
– Это как же? – недоуменно глянул я на него.

– А это зависит от того, какой национальности твои родители. Обычно казаком считают, если отец казак, а национальность матери никто не учитывает. Или просто забывают. Расскажу я вам о моем отце и о себе. А вы сами потом определите мою национальность.
Постараюсь по памяти привести рассказ своего отца. 
Пётр немного помолчал и начал свою семейную историю. 
– Мы, казаки, ведем свой род со времен Петра Первого. В донских краях мои предки обосновались… Мой покойный дед, царствие ему небесное, участвовал во многих походах. Возвращаясь в расположение эскадрона после победы над турками в годы Первой мировой, почувствовал себя плохо. Во время боя, в горячке, не придал значения ранению в руку. Товарищ остановил кровь, кое-как перевязал рану. Она загноилась. Медик сказал: придется отрезать. Дед отказался, заметив при этом: «Лучше умереть, чем остаться без руки. Казак без руки – не казак!»
Через некоторое время рука опухла. Казак дрожал как в лихорадке от высокой температуры. Помолился дед Богу, попросил прощения за все грехи свои и приготовился помирать.
В то время поблизости расположился цыганский табор. Дед  до беспамятства любил их вольные песни и зажигательные танцы. Однажды к нему случайно заглянула пожилая цыганка и предложила погадать. Дед отматюкал её и сказал, что он и сам знает своё будущее: не ныне-завтра помрёт.
Цыганка не обиделась и попросила показать рану. Осмотрев её, сказала, что спасёт ему руку, и он доживет до ста лет. Вскоре она возвратилась с какими-то отварами трав в сопровождении молоденькой красавицы цыганки. Напоила его травяным настоем, наложила что-то на рану и пояснила, что ночью будет лечить сама, а днём её сменит дочка, так как ей надо зарабатывать на жизнь гаданием.
Дочка её обладала изумительным красивым голосом и развлекала деда цыганскими песнями и рассказами из жизни цыган. Девушка постоянно навещала деда и после того, как он вылечился.
Когда эскадрон перевели на новое место службы, молодая цыганка покинула свой табор и уехала с дедом. Они и стали родителями моего отца. Как видите, мой дед был настоящим казаком, а бабка – цыганка. Но все равно дед считался казаком.
Когда началась Великая Отечественная война, отец добровольцем ушёл на фронт, провоевал до самой Победы. В 1945 году служил в Германии и там познакомился с молоденькой итальянкой. В первый день знакомства отец назвал её Марией. Молодые люди полюбили друг друга, но возникли непредвиденные трудности. Мария была гражданкой Италии, а советским людям в те годы запрещалось жениться на иностранках. Пришло время демобилизации. Мария была беременна мною. К счастью, отцу помог его друг – особист. Он и предложил сказать, что Мария – молдаванка, до войны жила в молдавском селе, родителей расстреляли немцы, а её угнали на работу в Германию. А документы утеряны… По этой легенде получалось, что она – гражданка Советского Союза. 
По возвращению в Россию мои родители поженились. Вскоре родился я. Вот так моя мать стала молдаванкой. На самом же деле она – итальянка.
Пётр глубоко вздохнул и, улыбаясь, закончил свой рассказ.
– Ну, а теперь определите мою национальность. По отцу я казак, по бабке – цыган, по матери – итальянец, а по её официальным документам – молдаванин. Сам же я женат на башкирке. Вот и получается, что казак – особая самостоятельная национальность. Да чего там мудрить! В графе «национальность» надо писать просто – казак!
Мне ничего не оставалось, как согласиться с моим товарищем.
Евгений Талалин,
г. Волгоград

http://cossack-circle

07 Июля 2015 737 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.