Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

ККВ: идет смена! Новороссийский кадетский корпус

ККВ: идет смена! Новороссийский кадетский корпус

 

Новороссийский казачий кадетский корпус по праву считается одним из лучших не только на Кубани, но и в России. Непросто было завоевать в 2013 году звание лучшего и получить переходящее знамя Президента РФ. Еще сложнее из года в год удерживать эту высокую планку на достойном уровне. Кадеты и педагогический коллектив живут одной семьей — казачьей, а потому справляются со всеми стоящими перед ними задачами.

Казак без службы не казак 

Мы попросили директора Новороссийского казачьего кадетского корпуса Андрея Борисовича Лактюшкина рассказать об итогах прошлого учебного года, о новом наборе кадетов, о перспективах развития корпуса, а также об уже сложившихся традициях в казачьем учебном заведении. 

- Мы выпустили этим летом 37 кадетов, из которых лишь 16 новороссийцы, меньше половины. У нас в выпуске-2015 два золотых медалиста: Елисей Гончаров и Алексей Тарасенко. Трое наших выпускников изъявили желание сначала отслужить срочную службу в армии, чтобы определиться с дальнейшим выбором профессии — пойти по военной стезе или остаться на гражданке. Остальные поступили в вузы, в том числе 11 — в военные, 5 — в МВД (по двое в Новороссийске и Краснодаре, а один в Волгограде), 6 — в Новороссийский морской университет, остальные 12 — в гражданские вузы. 

Что касается военных вузов, то трое наших кадетов поступили в Рязанское училище ВДВ, двое в Севастопольский государственный военно-морской университет им. П.С. Нахимова. Также наши выпускники поступили в Калининградский пограничный институт, Санкт-Петербургскую военно-космическую академию им. А.Ф. Можайского, Благовещенское высшее военное командное училище им. К.К. Рокоссовского, Михайловскую военную артиллерийскую академию в Санкт-Петербурге, Челябинское военное авиационное училище штурманов, Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний. 

Из гражданских вузов, где наши питомцы стали первокурсниками, назову такие, как Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права, Московский авиационно-технический университет, Кубанский государственный технологический университет. 

Все выпускники у нас приписаны к казачьим обществам по месту жительства. За исключением Олега Жулая, который поступил в Московский государственный университет технологий и управления им. К.Г. Разумовского, его еще называют первым казачьим университетом. И там он вступил в Центральное казачье войско. Я был в конце сентября в Москве и встретил Олега в храме Христа Спасителя. Он по форме московского казачества одет, что для всех студентов там обязательно. Но посетовал, что в университете слабее, чем у нас в корпусе, ведется работа по традициям и истории казачества. И сказал, что обязательно вернется на Кубань, скорее всего в родной Новороссийск, потому что считает себя кубанским казаком. 

Один наш нынешний 11-классник — Семен Швец настроен поступать только в МГУ. Буду кулаки за него держать. Это парень с очень сложной судьбой, знаю этого ребенка с первого класса. Я еще работал директором 17-й школы, куда он пришел учиться. Он рано лишился родителей и воспитывался с бабушкой, но и она вскоре ушла из жизни, после чего мальчика взяла в опеку женщина, которая оказалась, мягко говоря, не очень хорошим человеком. И когда он в седьмом классе пришел учиться в наш казачий кадетский корпус, мы приложили усилия, чтобы забрать его от той женщины. Сейчас он уже три года живет в семье своего одноклассника. 

Можно роман писать о непростой судьбе этого ребенка. А так он очень активный парень. Да, с характером. Но человек, думаю, из него вырастет достойный. Если он поступит в МГУ, будет просто здорово! Дай Бог, конечно. 

Мы уже не первый год видим по своим выпускникам, что они получают у нас очень хороший задел знаний. Заслуга в этом нашего педколлектива, в котором подобрались очень сильные учителя-предметники. Поначалу была ротация кадров, а третий год работаем уже полностью сформировавшимся коллективом. Вместе с воспитателями педколлектив корпуса насчитывает около 35 человек, а всего наш штат — около ста сотрудников. 

Сегодня в десяти взводах (по два в каждой параллели с 7-го по 11-й классы) у нас обучается 220 мальчишек. Мы можем набирать до 24 человек в один класс. Больше по нормам не положено, поскольку ограничены в учебных помещениях и в столовой больше не разместить. 

Набор в седьмые классы в новом учебном году по уровню, по количеству желающих был самым большим за все время существования корпуса. Первоначально конкурс составлял порядка девяти человек на место. А на выходе осталось 5—6 человек на место, это из числа допущенных к собеседованию. 

Есть три равноценных критерия отбора: здоровье, успеваемость и желание самого ребенка. Если один из них не срабатывает, то мальчишка не проходит. Много желающих отсекли по здоровью. У нас с этого года медики корпуса очень жестко подошли к отбору, что, считаю, правильно. Хотя пришлось отказать очень неплохим ребятам. Был один паренек из Крымска, отличник, видно, что всей душой стремится стать казаком, кадетом, но у него оказались проблемы с сердцем, а это опасно, поскольку у нас нагрузки высокие на учащихся. 

Что касается успеваемости, то, понятно, двоечников нам не надо. А истинные желания ребенка мы выявляли на собеседовании. Есть такие ребята, которые честно признались, что не хотят быть кадетами, но родители заставляют. Были и такие, кто пытался соврать: говорят, что хотят поступить в корпус, но по ним видно, что это не так. 

В результате мы отобрали 48 самых достойных ребят, которые стали кадетами. Поначалу всегда находятся такие семиклассники, которые и по дому скучают, и по маме плачут ночами. 

Один из нынешних семиклассников так рыдал, что мы уже хотели уговорить его маму забрать сына. Но сам ребенок сказал: я буду плакать, но вы меня домой не возвращайте, чтобы я перетерпел. Вот он написал по рекомендации нашего педагога-психолога Ирины Александровны Котляровой таблицу: все за в пользу того, чтобы остаться в корпусе, и все за, чтобы вернуться домой. Любопытно, что он указал в пользу корпуса хорошее питание. А главное — уважение братьев и отца, которое он потеряет, если бросит учебу в корпусе и вернется домой. 

И вот он приехал после осенних каникул — вся его грусть прошла. Нормально учится, выполняет все поручения как ни в чем не бывало. 

Когда от нас уходит ученик по тем или иным причинам, на освободившееся место мы берем нового учащегося из резерва, который у нас составляется по итогам конкурсного отбора. 

Так было в прошлом году, когда один семиклассник такое выдавал, что пришлось ему покинуть корпус. Он сломил прежде всего своих родителей, которые в октябре забрали ребенка домой. Но что показательно, весной я встретил его отца, который стал меня осыпать благодарностями за воспитание сына. За что, если он у нас и двух месяцев не проучился? А он говорит, что сын за время пребывания в корпусе настолько изменился, что стал просто другим человеком. Если раньше он был злостным нарушителем школьной дисциплины, то теперь за весь учебный год родителей ни разу не вызвали к директору, ни одного замечания по поведению. 

Каких-то революционных новшеств с началом учебного года у нас в корпусе не вводилось. Но мы, по сложившейся традиции, из года в год усиливаем казачью составляющую в воспитании кадетов. Так, джигитка (умение жонглировать шашкой) у нас обязательна для всех классов. История кубанского казачества — обязательный предмет также для всех классов, и спрос на нем куда жестче, чем на кубановедении, которое есть в программе. Традиции, промыслы и ремесла казачества изучаются кадетами в различных внеклассных кружках, они пишут научные работы по выбранным темам. 

На более высокий уровень у нас поставлена научно-исследовательская работа. Приведу только один пример. 

Наши кадеты Раздобудько и Мазуренко писали в свое время исследовательскую работу по экологии Черного моря. Так серьезно отнеслись к этой работе, что нам пришлось договариваться с руководством портофлота, чтобы наших учащихся на специальном катере вывезли в море, где они брали пробы морской воды. И они с этим исследованием вышли в финал конкурса «Интеллектуальное будущее России», который проходил в Ярославле, где им Президент РФ Владимир Владимирович Путин вручил дипломы лауреатов. 

В прошлом году эти ребята окончили корпус. Один из них поступил в военное училище. А второй, наш серебряный медалист Рома Мазуренко, в медицинский университет Санкт-Петербурга, на педиатрию. Хочет вернуться в родной казачий кадетский корпус, но уже в качестве школьного врача. Но он и в вузе продолжает серьезно заниматься научными исследованиями. Возможно, останется в аспирантуре и в конце концов с головой уйдет в науку. Он на каникулах приезжал к нам, сказал, что остается предан казачеству и никогда из него не выйдет. Говорит: «А разве плохо, чтобы в Кубанском казачьем войске был свой врач-казак?». 

Мы воспитываем их в том духе, что они везде, на любом посту, в любой профессии должны оставаться казаками. А для казака главное — служение Отечеству. 

Воспитываем их личными примерами. И они реально воспринимают в качестве таких примеров то, как их современники, старшие казаки-товарищи, участвовали в воссоединении Крыма с Россией. Это произошло при них, нынешних кадетах. И они будут рассказывать об этом своим детям и внукам. На их памяти наводнение в Крымске, куда первыми на помощь пришли казаки. И сами кадеты принимали участие в этом: и завалы разгребали, и возили гуманитарную помощь пострадавшим, в том числе семьям наших же пацанов из Крымска. Они видят участие наших казаков в Параде Победы в Москве и сами идут на парадах, чувствуя себя сопричастными происходящему, понимают, что они преемники всех наших побед, и от этого наполнены гордостью. 

В том же Рязанском десантном училище служат наши ребята. Приезжали, рассказывали, как на построении спросили, кто из курсантов казаки. И вышли шесть выпускников нашего кадетского корпуса, представляющие кубанское казачество, и два донских казака. К ним их товарищи по учебе совсем иначе стали относиться. А наш выпускник Стас Замула за год учебы в Рязанском училище получил массу благодарностей, грамот. Он там замкомвзвода и воспитывает своих подчиненных на казачьих заповедях. Так что все нами вложенное в кадетов уже работает, и работает эффективно. 

Наша задача — наращивать такие усилия. Как говорит нам всегда глава Новороссийска Владимир Ильич Синяговский, нельзя останавливаться, надо каждый день забивать гвоздь, продолжать строить. И, спасибо, помощь мы получаем и от городских властей, и от краевого департамента по делам казачества под руководством Александра Владимировича Кравцова, и, конечно же, от атамана ККВ Николая Александровича Долуды, который вообще настраивает нас не один гвоздь каждый день вбивать, а десять и сто. Без такой поддержки вряд ли у нас получилось бы то, что мы сегодня имеем. 

Уверен: наши дети сделают кубанское казачество еще более мощной силой. Знаю их настрой, вижу, что они все пойдут Родину защищать, если понадобится. Вот ни в ком не сомневаюсь! 

Учись, казак, атаманом будешь! 

Восьмиклассника Диму Гаенкова, рыжего как огонь, прочат в атаманы корпуса, когда он перейдет в 11-й класс. Не по годам серьезный, но в то же время приветливый и общительный, очень ответственный, Дима еще год назад, с первых дней своего прихода в кадеты, проявил лидерские качества. 

Он увлекается научными исследованиями, поисковой работой. Мечтает стать военным. Но не уточняет, в каких родах войск. Говорит, слишком откровенных, а значит — болтливых не берут в разведку. Зато о своих увлечениях готов рассказывать без умолку. Недавно написал творческую работу о своей казачьей родословной. 

— По отцу мои предки идут из сибирских казаков, по матери — из кубанского казачества, которые в начале прошлого века переехали в Казахстан на реку Иртыш, — по-военному четко, без запинки рассказывает кадет. — Оба моих деда были кадровыми офицерами: один майором, второй капитаном. Дед Михаил Кошан в свое время служил на погранзаставе в Мысхако. Так ему понравились эти места, что наша семья переехала сюда в 2001 году и осела. До того с 1990 года семья папы проживала в Новороссийске, а мамины родители в Апшеронске, где я родился. 

Цветом волос Дима пошел в прадеда и деда по материнской линии. А прадед по отцу Степан Бойко, казак, ветеран Великой Отечественной войны, обладал недюжинной силой, мог поднять на спину бычка. И Димке, наверное, передался с генами не только рыжий цвет. 

— Да, рыжим меня ох как дразнили! — улыбается он светлыми, как чистое небо, глазами. — Когда пошел в школу, решил никому спуску не давать, поставить себя. Мама с бабушкой учили меня отстаивать свою честь словами. А отец отвел меня в секцию рукопашного боя. Я и в корпусе продолжаю заниматься этим видом спорта. Могу защитить себя и кулаками. Но в корпусе меня никто рыжим не обзывает. 

В сельской школе Дмитрий был круглым отличником. Став кадетом, седьмой класс закончил с тремя четверками: по алгебре, геометрии и английскому языку. Объясняет это тем, что в корпусе требования к знаниям намного выше. 

Сейчас Дима написал творческую работу о развитии виноделия среди казачества в родном Мысхако. Охотно поделился своими знаниями: 

— Когда я заинтересовался историей Мысхако и историей развития в нем виноделия, то был поражен, насколько это древний населенный пункт, сколько разных народов, племен проживали в этих благодатных местах. И виноделие в Мысхако берет свое начало еще с античных времен, когда здесь располагался древнегреческий город Бата. Позже культуру возделывания винограда переняли и казаки, пришедшие на Черноморское побережье. 

Дима настолько увлекся рассказом, что, казалось, не замечал времени, хотя подходил обеденный час, а кадету в столовую опаздывать нельзя. Пришлось переключить его на другую тему. Но он опять увлекся, рассказывая о своей поисковой работе. 

— А еще я был заведующим школьным музеем, пополнял его фонды. Ведь Мысхако находится в самом центре легендарной Малой земли. Поэтому невозможно, живя там, не увлекаться военной историей. У нас на Колдун-горе есть братская могила воинов-малоземельцев, о которой мало кто знает. В школе я провел большое исследование об этом захоронении, написал реферат. Но главное, вместе с ребятами из созданного мною отряда единомышленников мы восстановили братскую могилу, облагородили территорию вокруг нее. 

Вновь приходится переключать Диму на другую тему, подводя итог нашей беседы. 

— Почему я решил стать кадетом? — переспрашивает он и без паузы отвечает: — Я был совсем маленьким, когда по телевидению шел сериал «Кадетство». Не помню уже ни героев, ни сюжета, но помню, как я бежал с улицы домой каждый раз, когда начиналась очередная серия. И мне уже тогда захотелось тоже, как мальчишки из этого фильма, носить форму. Лет шесть мне было, когда папа рассказал, как он в детстве окончил суворовское училище. Я слушал его затаив дыхание. И с тех пор появилась мечта стать кадетом. К счастью, в Новороссийске открылся казачий кадетский корпус. От дедушки узнал, что у нас в Мысхако есть Южное хуторское казачье общество, попросил его отвести меня туда. И в 11-летнем возрасте я вступил в казаки, принимал участие в полевых сборах, в Липкинских поминовениях. А как только у меня подошел возраст, я без раздумий поступил в кадетский корпус. Сейчас мой младший брат Степан пошел в первый класс казачьей направленности, так что он тоже казачонок. Надеюсь, пойдет по моим стопам. 

Когда Дмитрий Гаенков поступил в кадетский корпус, 1 сентября взводный выстроил семиклассников по росту и самого высокого назначил замкомвзвода. Димка был третьим по росту, потому его назначили командиром второго отделения. Но уже на следующий день, 2 сентября, Гаенкова повысили в должности до заместителя командира взвода, поскольку его лидерские и командирские качества проявились с первых шагов. Сказалось, видимо, и то, что в сельской школе на всех смотрах строя и песни он командовал своим классом. 

Быть тебе, казаче, атаманом! А сложится — и генералом! 

Казак знанием богат 

Еще одного уникума кадетского корпуса тоже зовут Дима. Темрючанин Дмитрий Троцко, под два метра ростом, поступил в Новороссийский казачий кадетский корпус только в этом году, сразу в десятый класс. Всего за два месяца проявил одну, но настолько уникальную способность, что его нынешний классный руководитель, учитель кубановедения и традиционной культуры кубанского казачества, а также заведующая музеем корпуса Наталья Васильевна Малич говорит о Диме так: «Это бриллиант, который попадается в педагогической практике один-единственный раз, да и то не каждому учителю». 

— Мне лишь один раз пришлось провести Диму по залу исторического музея нашего кадетского корпуса, чтобы он мог самостоятельно проводить экскурсии, даже для иностранных делегаций, — с нескрываемым восторгом сказала Наталья Васильевна. 

Кадет Троцко проводит для корреспондента небольшую, но весьма показательную обзорную экскурсию. Поражает правильно поставленная речь, приятный тембр голоса, личная заинтересованность в том, о чем он рассказывает и что показывает. О его увлечении становится сразу все понятно у тех экспонатов, где он подолгу задерживается. Это оружие времен Великой Отечественной. Он мог даже не упомянуть о раритетных скифских наконечниках стрел и копий, поскольку рядом представлены штыки советской и немецкой винтовок. 

— Это две пики к винтовке Мосина образца 1891 года, — сел на своего конька юный гид. — Они были запрещены международной конвенцией, потому что наносили очень серьезные, редко совместимые с жизнью раны. Вот штык к советской винтовке СВТ-40, а это штык для немецкой винтовки системы маузер. Общее у них то, что они одинаково крепятся к оружию, оба имеют кнопки фиксации, чтобы штык не застревал и его легко можно было вынуть, потянув за приклад. Но если у немцев штык имеет лезвие снизу, то наш с лезвием сверху, чтобы можно было воткнуть его и еще распороть, дернув винтовкой. 

Интерес к военной археологии, по словам кадета, появился у него в шестилетнем возрасте. Он ел клубнику в бабушкином огороде и обнаружил в зарослях вкусной ягоды ржавую гильзу от патрона. Загорелись глаза у мальца, захотелось разобраться — что это да откуда. Позже, когда постигнет историю Великой Отечественной и узнает о боях на Тамани, он выяснит, что первая находка — от немецкой винтовки. К тому времени паренек будет разбираться в видах вооружения времен второй мировой как ученый историк. Потому что поисковая работа, военная археология станет больше чем увлечением. Почти образом жизни. Это же занятие приведет его в кадеты. 

— Однажды я участвовал в подводной экспедиции у косы Тузла в Керченском проливе, где обнаружили у затонувшего катера зенитную пушку «Эрликон» и останки советского бойца-связиста, — вспоминает Дима. — Мне удалось установить, что на этом катере Азовской флотилии из Крыма вывозили секретные документы, за которые отвечал связист. Начался авианалет, пара бомб попала в катер, он загорелся. Но глубина была небольшая, катер полностью не погрузился в воду. И связист до последнего мгновения, пока катер не взорвался, уничтожал в рубке секретные документы, чтобы они не попали в руки врагу. Так и погиб, уйдя на дно. Мы установили и имя героя, нашли его родственников. С Украины приезжал племянник этого связиста, не скрывал слез во время перезахоронения останков: спустя семь десятилетий стало известно о подвиге его дяди, прежде считавшегося пропавшим без вести. Вот ради этого и стоит заниматься поисковой работой. 

Дима рассказал, как помогал в Краснострельском курене под Темрюком создавать музей казачьего быта. Потому военная история для него тесно переплелась с историей казачества. 

Определился Дмитрий Троцко с будущей профессией. Его мечта — служить в погранвойсках ФСБ. Один из его предков в годы войны служил в пятом полку НКВД, который полностью геройски погиб под Старой Руссой, удерживая Ржевский коридор, через который выходили из фашистского окружения советские части. Все до единого солдаты и офицеры полка пали смертью храбрых, но позиций не оставили. Для Димы, который рассказывал эту историю с трудно сдерживаемой дрожью в голосе, подвиг полка — пример в его будущем служении Отечеству. 

Веселы привалы, где казаки запевалы 

Известно, что в образовательном процессе важно не только то, чему и как учат детей, но и кто их учит. Новороссийским кадетам просто повезло с таким педагогом, как Галина Васильевна Трендицкая, которая совмещает преподавание предмета «Обычаи, традиции и нравы казаков» и хореографию. 

С пятилетнего возраста Галина (Вишневская в девичестве) увлекалась танцами. Мама отвела дочурку в хореографический коллектив Дворца пионеров и школьников. Там за школьные годы освоила более 200 классических и народных танцев. 

Окончила Новороссийское педучилище, во время учебы преподавала в индустриальном техникуме хореографию. Затем пять лет учила танцам курсантов Новороссийской морской академии и ребятишек на основном месте работы в 19-й школе, а еще вела детский танцевальный коллектив «Выкрутасы» во Дворце моряков. Одновременно окончила Армавирский пединститут, но изначально выбрала специализацию «учитель начальных классов» и «педагогика». 

— Вот педагогика и позволяет мне быть педагогом в самом широком смысле, — поясняет Галина Васильевна. — В кадетский корпус я пришла на второй год после его создания — поинтересоваться, не нужен ли хореограф. Меня взяли сначала на полставки, которые вскоре превратились в мою основную и единственную работу, потому что меня полностью затянули ребята, затянуло казачество. 

Как признается педагог, она, придя в кадетский корпус, будто попала в родную семью. 

— Ведь казачьи традиции у меня в генах, поскольку мои предки были казаками. По отцовской линии прапрадед Степан Голодный происходил из запорожских казаков. А по материнской линии прапрадед Степан Нечипорук был донским казаком. Эти корни сказываются во мне. И я была воспитана в семье, где придерживались казачьих обычаев. Так, слово моей бабушки было для всех в семье законом. Она и сделала из нас людей, преданных родной земле. А в казачьих семьях испокон веков женщина была шеей — куда повернет, туда казак и смотрит, то и делает. 

Простые уроки хореографии, где ребята с 7-го по 11-й класс разучивают классику, переросли в почти поголовное увлечение кадетами народными казачьими танцами. Сегодня заниматься с казачатами в одном ансамбле народной песни и пляски приходят девчонки из других школ города и социально-педагогического колледжа. Вокал ведет Анастасия Михайловна Михайлова, в недалеком прошлом — сама ученица Галины Васильевны. Каждая песня сопровождается подтанцовкой. Много в ансамбле и чисто танцевальных номеров. Коллектив растет с каждым годом. 

Галина Васильевна поделилась некоторыми секретами подготовки танцевальных композиций. Помогает ей и пройденная школа, и умение замечать новое и интересное в постановках таких профессиональных коллективов, как Государственный академический ансамбль имени Игоря Моисеева, Кубанский казачий хор, ансамбли «Криница» и «Казачья вольница». Черпает по капельке, по глотку замеченное в постановках самодеятельных казачьих коллективов Абинска, Крымска, других регионов Кубани. Но не копирует элементы, а, словно из разрозненных пазлов, автоматически складывает из увиденного свой собственный рисунок. 

— Конечно, основа танцев — кубанский характер с его широко раскрытой душой и резкими, залихватскими движениями. Не случайно кубанские казачьи танцы всегда сопровождаются свистом, выкриками, определенными трюками. Обязательно умение владеть шашкой. Номер с джигиткой — это визитная карточка нашего кадетского корпуса. Для меня еще важно, чтобы мои мальчишки проявили свои возможности, а у нас, спасибо, ребята обучаются все здоровые и физически хорошо развитые, поэтому могут выполнять самые сложные элементы. 

Помимо подготовки номеров, как преподаватель обычаев и традиций кубанского казачества, Галина Васильевна вместе с кадетами реконструирует различные обряды, игры. Ежегодно проводится творческий конкурс между взводами, каждый из которых готовит свою программу по традициям кубанского казачества. 

— Прививая ребятам любовь к традиционной казачьей культуре, мы воспитываем в них любовь к Отечеству. В танце, в обрядах и на уроках мы воспитываем в мальчишках уважение к женщине, матери-казачке, преданность родной земле. Те образы, те характеры, которые ребята показывают в танце, навсегда отразятся в их сердцах и душах. 

Евгений РОЖАНСКИЙ.

 

Новороссийск.

Источник

Фото

01 Декабря 2015 920 1

0
1  
"Все выпускники у нас приписаны к казачьим обществам по месту жительства. За исключением Олега Жулая, который поступил в Московский государственный университет технологий и управления им. К.Г. Разумовского, его еще называют первым казачьим университетом. И там он вступил в Центральное казачье войско. Я был в конце сентября в Москве и встретил Олега в храме Христа Спасителя. Он по форме московского казачества одет, что для всех студентов там обязательно. Но посетовал, что в университете слабее, чем у нас в корпусе, ведется работа по традициям и истории казачества. И сказал, что обязательно вернется на Кубань, скорее всего в родной Новороссийск, потому что считает себя кубанским казаком. "

Где бы ни был казак, куда бы его не забросила судьба и в каком бы войске он временно не состоял бы - он всегда останется Кубанским казаком! И его всегда ждут дома, на родной земле!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.