Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Казаки возвращаются? Или...

В 1919 году Дон и Кубань стали в буквальном смысле кровавыми реками. Тела убитых казаков тысячами сбрасывали в воду. В Черном море плавало такое количество погибших, что Турция была вынуждена отправить ноту большевистскому правительству против загрязнения моря. 
И тем не менее…

КАЗАКИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

Недавно в церковном календаре появился новый праздник: Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл объявил 1 сентября, день Донской иконы Божией Матери, днем православного казачества. Это решение было принято для того, чтобы сплотить казаков. Не секрет, что в российском обществе некоторые относятся к ним скептически — «ряженые», мол. Чем же современные казаки заслужили особое отношение со стороны Церкви? 

К казакам в Российской Федерации причисляет себя около семи миллионов человек. Это около 5 процентов от всего населения страны. Уже поэтому людям, поголовно называющим всех казаков «ряжеными», надо несколько скорректировать свою позицию в сторону реализма. Речь идёт о мужчинах, женщинах и детях, для которых казачество — не просто наследие предков, но идея, на которой строится их будущее.

Одно из свойств человеческой природы — настороженно относиться ко всему, что непонятно. Настороженность эта только усиливается, если тот, с кем нам приходится иметь дело, ведет себя напористо, агрессивно отстаивает свое мнение.

История казачества — это история именно такой борьбы, постоянных сражений за свои идеалы.

По сути дела, в корне всех конфликтов, возникающих в самой казачьей среде, а также между казачеством и обществом, — стояние за истину, какой видят ее они сами. Здесь нет места равнодушию, спокойной рассудительности, пресловутой толерантности или даже дипломатии, нет места боязни нажить врагов, скорее, напротив, желание вызвать противника на борьбу. Вспомните знаменитую картину И. Е. Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Утверждая верность родовым и войсковым традициям, казачество отстаивает свою самобытность, а зачастую это возможно сделать, лишь противопоставляя себя другим. Например, известно, что для казака было оскорблением услышать в свой адрес обращение «мужик». Яркие и бескомпромиссные картины казачьего быта рисует, описывая терского казака, Л. Н. Толстой: «Он уважает врага-горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата. Собственно, русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо, которого образчик он видал в заходящих торгашах и переселенцах-малороссиянах, которых казаки презрительно называют шаповалами».

Неудивительно, что, чувствуя и видя такое отношение к себе со стороны казаков, и сам «русский мужик» начинал поглядывать на них враждебно. Неразрешенные конфликты и войны ХХ века внесли свой вклад в формирование этого неоднозначного образа, над которым потрудилась и массовая советская пропаганда.

24 января 1919 года Оргбюро ЦК РКП(б) приняло документ, известный как постановление «О расказачивании». В нем, «учитывая опыт года гражданской войны с казачеством», предлагалось «признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления». Новую политику советской власти к казачеству знаменовал «массовый террор». Речь также шла о конфискации хлеба и других сельскохозяйственных продуктов, полном разоружении казаков и организованного «в спешном порядке» «массового переселения бедноты на казачьи земли».

Для некоторых наших современников история казаков началась совсем недавно — в 1990-х. Поскольку именно тогда стали появляться различные казачьи общественные организации, сложилось ощущение, что до этого казаков словно бы и не было. А ведь уже в Великую Отечественную войну казаки вновь явили себя славными воинами и защитниками Родины.

В 1936 году были отменены ограничения, касающиеся службы казаков в армии. Тогда же сформировались новые казачьи кавалерийские дивизии. Звания Героя Советского Союза к концу войны были удостоены 262 казака.

Образы казаков пришли в литературу и на широкий экран. В 1940 году Шолохов завершил свой «Тихий Дон», экранизированный в 1930, 1958 и 1992-м. В послевоенные годы советский зритель формировал свое представление о казачестве и по другим фильмам: «Кочубей», «Даурия», «Кубанские казаки». Насколько объективной могла быть по отношению к казакам советская пропаганда, если о самых значимых для них ценностях: свободе, православной вере, преданности царю и Отечеству — нельзя было произнести ни одного доброго слова?

В 1990-е все меняется. Эти годы по-разному «ударили» по всем слоям населения. И это выразилось, прежде всего, в отсутствии цементирующей национальной идеи. Консолидироваться удалось не многим: сохранила свое единство и собирает расточенных чад Русская Православная Церковь, воспрянуло и казачество.

Точки соприкосновения между Церковью и казачеством нашлись сразу. Любопытно, что процесс возрождения казачества очень похож на воцерковление. И там и там — забвение, когда дети, ничего не знавшие о судьбе дедов и прадедов, вдруг открывали для себя целые миры: мир веры и мир позабытой воинской традиции.

Попытки связать порванные нити, вернуться к истокам всегда чреваты ошибками, порожденными чрезмерной старательностью. Православный неофит зачастую тяготеет к аскетичной суровости и осуждению всего, что не вписывается в воспринятый из книг идеал, делит мир на «правильных» и «неправильных» православных. Схожие процессы идут и в казачестве. К сожалению, на первый план выходят второстепенные вещи: внешность, одежда, манеры поведения.

В обычной традиционной среде, где одно поколение наследует другому, все протекает естественно, следует общему строю. Внешнее — лишь отражение внутреннего. В конце же ХХ века мы пытались двигаться в обратном направлении.

Сегодня возможность вступить в ряды казачества открыта практически всем, кто готов принять присягу казака. Но именно «приход в зрелом возрасте» порождает те особые черты, которые свойственны современному периоду развития казачьего движения в России.

Завершен ли ныне процесс возрождения казачества или оно еще не миновало «фольклорную стадию», когда приметы старины дороже, чем реальное движение вперед? Ответ на этот вопрос должны дать сами казаки.

А реальное движение зависит от решения вопроса, чем именно готовы заниматься казаки, какую службу готовы они нести? Как, например, они хотят служить Церкви?

Самый распространенный ответ — охранять храмы по большим православным праздникам. Правда, далеко не все казачьи общества идут на контакт с приходским священником, далеко не все участвуют в Таинствах. Почему? По тем же причинам, что и другие наши соотечественники, родившиеся и возмужавшие в стране «победившего атеизма».

Находятся, конечно, и более сознательные. Они участвуют в крестных ходах, проявляют инициативу в закладке новых храмов, помогают священникам в благоустройстве и уборке приходской территории, посещают духовные беседы и лектории.

По традиции, на круге, где решаются важные для казачества вопросы, обязательно должен присутствовать священник. Пока это соблюдается не везде, но такое положение, скорее всего, найдет свое отражение в типовом уставе реестровых войсковых казачьих обществ, проект которого уже одобрен Советом по делам казачества при президенте Российской Федерации.

Главной задачей казаков в прошлые века была оборона государственных границ и участие в военных действиях, которые вело государство. Славой покрыли себя участники Отечественной войны 1812 года, а народ освобожденной от турецкого ига Болгарии до сих пор с благодарностью вспоминает русских казаков. Для болгар казаки — символ силы воли, свободного духа и братской помощи России.

В современной России для казаков достаточно и других задач: это и природоохранная деятельность, и охрана общественного порядка, и борьба с незаконным оборотом наркотиков, которую, например, активно ведут казаки Кубанского казачьего войска. 

Казачья молодежь, особенно учащиеся казачьих кадетских корпусов, выделяется среди сверстников своей серьезностью и подготовкой к взрослой жизни. Недаром конкурс в такие учебные заведения очень велик. Где еще набираются опыта казачата? В специализированных спортивных клубах, в спортивных лагерях, на военных играх типа «Зарницы». Они растут, имея перед собой определенную цель: своими силами добиться в этой жизни уважения и успеха, быть достойным имени настоящего казака.

Перед казачеством стоит сегодня масса вопросов. Есть целая палитра мнений о том, каким путем следует развиваться, есть глубокие исторические исследования и поверхностные манифесты. Находится место и очень своеобразным трактовкам духовности, не совпадающим с православным вероучением. Но ясно, что казачество — не та сила, которую стоит списывать со счетов.


Валерия Ефанова. Журнал «Нескучный сад»

13 Сентября 2018 341 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.