Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Казак-пластун

Казак-пластун.

Историческая справка.


Казак-пластун (от пласт, лежать пластом) — изначально пеший казак в кубанском (ранее черноморском) войске в XIX — начале XX вв. из особых подразделений, несших сторожевую и разведывательную службу на Кубани, затем — общее название казаков пеших частей казачьих войск. В пластуны́ выбирались лучшие стрелки, выносливые люди, способные целые дни проводить в тяжелых условиях. Это были люди, проявлявшие себя в любых конфликтах как лучшие бойцы в рукопашном бою. Пластуны, как отдельные подразделения казачьих войск, принимали активное участие в Кавказских войнах Российской империи, в обороне Севастополя в Крымской войне, русско-турецкой войне 1877—78 гг.[2], в русско-японской и Первой мировой войнах. Во время Великой Отечественной (Второй мировой) войны название «пласту́нских» по традиции имели некоторые казачьи батальоны, полки и 9-я пластунская стрелковая дивизия.

Казак, казак-пластун

Выделялась среди казаков особая каста - пластуны. До последнего они оставались, если можно так выразиться - казачеством в казачестве. По современной классификации это спецназ, при этом не из солдат призванных на год два, а профессиональный готовившийся с детства и совершенствующий своё мастерство всю жизнь. Об этих воинах слагали песни и легенды. Зачастую им приходилось часами неподвижно лежать пластом на земле, слившись с окружающей местностью, и вести наблюдение, откуда и пошло название «пластун». Возможно, выделяли этим словом их за способ передвижения, ведь украинское слово «пластуваты» означает «ползать на животе». …Что касается тактики пластуна – она сложная. Волчья пасть и лисий хвост – ее основные правила. В ней вседневную роль играют: след, "сакма", и засада, "залога". Тот не годится "пластунувать", кто не умеет убрать за собою собственный след, задушить шум своих шагов в трескучем тростнике; кто не умеет поймать следы противника и в следах его прочитать направленный на линию удар. Перебравшись через Кубань, пластун исчезает. А когда по росистой траве или свежему снегу след неотвязно тянется за ним, он заплутывает его: прыгает на одной ноге и, повернувшись спиной к цели своего поиска, идет пятами наперед, "задкует" – хитрит, как старый заяц, и множеством известных ему способов отводит улику от своих переходов и притонов. Как оборотни сказок, что чудно дивно меняют рост, в лесу вровень с лесом, в траве вровень с травой – пластуны мелкими партиями пробираются с линии между жилищами неприязненных горцев к нашим полевым закубанским укреплениям и оттуда на линию.

…Во всех обстоятельствах боевой службы пластун верен своему назначению. На походе он освещает путь авангарду; или в цепи застрельщиков изловчается и примащивается, как бы вернее "присветить" в хвастливо гарцующего наездника; или, наконец, бодрствует в отводном секретном карауле за сон ротного ночлега. В закубанском полевом укреплении он вечно на поисках по окрестным лесам и ущельям".


В 1843 году на вооружение стрелковых батальонов и пластунов-застрельщиков Черноморского казачьего войска поступил так называемый "литтихский штуцер". К 1849 году в русской армии находилось 20756 таких ружей. Впрочем, если учесть, что численность армии тогда составляла около миллиона человек, то это все равно была капля в море. Боевым братством пластуны стали ещё в XVI веке в Запорожской Сечи, среди ее 38 куреней был и Пластуновский. Факт этот особо красноречиво говорит о том, что пластуны с самого создания Сечи уже выделялись особняком, так как каждый курень называли в честь атамана-основателя (Ивановский, Сергиевский) или по месторождению его казаков (Уманский, Полтавский), и лишь Пластуновский – по роду деятельности казаков, его составлявших...

15 Декабря 2013 829 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.