Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Казак и борода

Картина "Казак и его конь" французского живописца 19 столетия Изидора Пильса.
Картина "Казак и его конь" французского живописца 19 столетия Изидора Пильса.

Немного истории.

В прошлые века борода у казаков, за исключением запорожских (они считали усы красой и честью казака), считалась признаком благочестия, верности «старой вере» и даже символом свободы.

В 1771 году, когда разнеслась молва, что из казаков будут делать гусарские эскадроны и будут брить им бороды, произошел мятеж яицких казаков. В 1773 году яицкие казаки вновь восстали, избрав своим предводителем Емельяна Пугачева, который обещал жаловать всех, кто присоединится к нему, крестом, бородой, рекой, землей, хлебом, свинцом, порохом и вечной волей. 

«Эти кресты - конечно осьмиконечные, и эти бороды, конечно, раскольничьи, не могли не льстить национальному чувству казаков, особенно в 73 году прошлого века, когда еще оставались между казаками в живых старики, которых истязали за небритье бород и за ношение неуказного платья или родители коих были казнены за эти же дорогие для всякого русского, а особенно для казака-раскольника, бороды. Таким образом, правительство не могло не задаваться этими беспокойными вопросами: что-то сделает Войско Донское? Как оно отнесется к посулам самозванца, в котором так много казацкого? Яицкие казаки были родные братья, скорее родные дети донских казаков. Яицкое Войско было колонией, которую выделило из себя, в 15 столетии, Войско Донское. Что было любо колонии, то могло быть еще более любо метрополии, так как ни органическая связь между Доном и Яиком не разрывалась, ни раздельность жизни того и другого Войска не изменила в их обычаях, в жизни и общественном распорядке того испоконного строя, на котором выросли и воспитывались казаки, как яицкие, так и донские, а за ними и волжские и царицынские, и астраханские, и саратовские». (Д. Л. Мордовцев, «Екатерининские деятели и пугачевцы», 1871).

В «Историческом вестнике» (том 12, 1883) в статье про бунт Пугачева упоминалось о яицком казаке по имени Марушка, сосланном за участие в пугачевщине в Нерчинские каторжные заводы. Этот казак не позволял прикасаться к своим волосам, которые, по арестантскому праву, у него должны были быть обриты как на голове, так и на подбородке. Он три раза ложился под кнут, но ни брить волос на голове, ни стричь бороды не позволил. Казаки говорили «Чем одну бороду (брить), уж лучше всю буйну голову».

«...И теперь между уральскими казаками есть такие несчастные ревнители старины, какие были и раньше, как например Павлов, современник Кочкина пира, который говорил в назидание потомству: «Пострадайте за веру, а докажите начальству, что вы не ясачные татары, не пахатные солдаты, a вольные люди, славные Яицкие казаки. Нам хотели обрить бороды, записать в легион, хотели нас сделать солдатами, да не могли: наша взяла; стойте же и вы: всех не перестреляют, всех не переказнят, сделают, и по нашему» (В. Н. Витевский, «Раскол в Уральском войске и отношение к нему духовной и военногражданской власти в конце XVIII и XIX в». 1878)

Донские казаки говорили о вражде с азовцами: «Не дозволим никому оскорблять себя, сии неверные вздумали ругаться над нами: поймав на промыслах казаков, остригают у них бороды и усы». Казаки почитали бесчестием просить у них мира, и установили правило никогда не начинать первых переговоров о перемирии, говоря «мы даем мир, а просить его нам непригоже». (В. Д. Сухоруков, «Историческое описание земли Войска Донского», 1903) 

По воспоминаниям Фаддея Булгарина, все казаки Атаманского полка Матвея Платова носили бороды «и не было в полку бороды ниже пояса».

«Казак Серединской станицы Ермолай Гаврилович, с Дону», по всей видимости, старообрядец, в 1812 году написал письмо атаману Платову, в котором говорил: «Мы с бородками и долгополы, а Отцу Богу мы веруем; от Него нам ведь и помощь-то». (Журнал «Русская старина», 1905, № 5)

Историк литературы, академик, Михаил Иванович Сухомлинов, рассуждая о народных обычаях, писал: «Донские казаки, будучи в заграничной армии, обрили себе бороды по приказанию начальства; им казалось, что с утратою бороды они потеряли и часть своей храбрости».

«По возвращении домой с военной службы казак обычно перестает брить бороду, к 30-35 годам она достигает больших размеров и густо покрывает подбородок и щеки». («Антропологический тип донских казаков» В. В. Бунака. 1916)

В настоящее время отношение казаков к бороде или усам иное. Сказываются последствия расказачивания, естественно современная мода и образ жизни. Сейчас бородатый гражданин, больше ассоциируется с фанатиком террористом, хотя постепенно и эта ассоциация уходит.

Но появляются те, кто вдруг «заказаковал» и, не имея казачьих корней, отращивает усы, бороду или оселедец. Надо же как-то обозначиться, может, признают за своего.

30 Октября 2015 1982 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.