Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Казачья вера

 

Из статьи 40-летней давности.

   "... Трудно себе представить казака атеистом. Однако ещё труднее встретить среди казаков ханжество. Вера казачья — особая. Вера в грозный Промысел Божий! Такая Вера свя­зана с мечом, отвагой, мужеством, но никак не вяжется с сусальностью, с протиранием коленок перед алтарем, с той "верой напо­каз", которая была чужда казакам.
   Их вера пылала в сердцах! Если трудно представить казака-ханжу, то ещё труднее встретиться с казаком марксистом! Если среди украин­цев (львовского толка) ещё можно встретить католиков, то среди казаков ни одного ка­толика не найдёшь. Если Ватикан ищет примирения с марксистской догмой, если Московская патриархия имеет среди своих деятелей и служащих священников-маркси­стов, то среди казачьего духо­венства такого двурушничества не найти! Казак прям в своём пути и честен! Об осо­бого рода религиозности казаков можно бы­ло бы написать целую книгу, либо трактат, который ошеломил бы христиан всех толков. В то время как в помещицкодворянской и царско-имперской России духовенство про­поведовало покорность судьбе, ссылаясь на слова Христа, — "если тебя ударят по одной щеке — подставь другую" или "отдай Ке­сарю кесарево, а Богу — богово", — в ка­зачьих вольных краях, в храмах и монасты­рях звучали иные проповеди, и те же пра­вославные священники, которые в Моско­вии хранили заветы покорности и непроти­вления насилию, ушедшие к казакам, нашли иной подход к людям мужественной борьбы за правду и справедливость: в своих пропо­ведях духовные пастыри в казачьих краях тоже ссылались на заветы Христа, но выбирали из Его заветов нечто иное, — "не мир Я вам принёс, но меч" и описывали изгна­ние мечом, который был в руках Христа, то­рговцев из храма… Идея Христолюбивого Воинства родилась в казачьих краях!
   Казачество это не случайное явление российской истории, это нечто более глубокое и значимое. Каза­чество — это больше тысячи лет реально су­ществующее общество спаянных одной иде­ей людей, связанных между собою совершен­но особыми духовными началами. Бесчислен­ные поколения приходили и уходили, а духо­вные основы казачьего мира оставались не­изменными и не умирали.

   Основным началом казачьей жизни и их общественного идеала является, прежде всего, православие, преображённое казачьим му­жеством. Казаки в своей идеологии выявили Веру в абсолютную ценность человеческой личности. У казаков эта личность духовно свободна, не подавлена, лишена эгоизма и возможности паразитарного существования. Всё у казаков основано на взаимном дове­рии и свободе. Каждый, кто вошёл в каза­чью семью, где нет излишнего преклонения перед властью, чувствует себя свободным, полноправным членом великой казачьей се­мьи и невольно становится мужественным, сильным и бесстрашным, чтобы защитить чувство независимого полноправного чело­века. Эта духовная сущность казаков, — их особое НАЦИОНАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ, оно втя­нуло в казачий мир всех, кто жил бок о бок с казаками: черкесов, кабардинцев, осетин, калмыков, татар, мещеряков и бурят, но все эти народы признали не по боязни, а по дру­жбе приоритет казаков.

   В казачестве сливаются сотни кровей раз­личных племён и народностей, кочевавших в том историческом степном коридоре между Азией и Европой, где жили казаки — старо­обрядцы, преследуемые центральной вла­стью, перебрасывались с Дону, с Хопра, с Медведицы на реку Аграхань, Куму, Ставропольщину, Баталпашинскую область, но они при этом не теряли своего казачьего уклада жизни. И все эти пришельцы неизменно пре­вращались в подлинных казаков. В Турции на берегу Мраморного моря, казаки-некрасовцы, ушедшие в эмиграцию при Петре Великом, жили оторванные от своих родных кра­ёв, но до сих пор, даже переехавши в Амери­ку, остались казаками, сохранившими все свои казачьи основы: — язык, религию, предания, особый быт. Ссыльный (после револю­ции 1905 года) писатель Богораз встретил в Восточной Сибири, в глухой тайге казаков, ни к какому войску не принадлежащих, как он пишет в своих воспоминаниях, воинской повинности они не несли, говорили на старин­ном русском наречии, и заявляли этому Богоразу, что они "...казаки и только казаки". У них этот ссыльный писатель записал ориги­нальные казачьи песни, свадебные, о Степа­не Разине и другие. Эти казаки живой действи­тельности, независимо от времени и места сохранились благодаря своим духовным устоям и неумираемым казачьим традициям.

   Многие интересуются, почему среди каза­ков такой большой процент старообрядцев и раскольников, разных толков? Это был ре­зультат ухода старообрядцев в Дикое По­ле от преследований князя мира сего — Антихриста, — как об этом свидетель­ствуют сохранившиеся предания, легенды, былины и песнопения, захватившего, по их убеждению, вершины государства и Церкви. Когда руки всемогущей власти трево­жили их на Дону, старообрядцы поднимали восстания. Свободная религиозная мысль восставала против гонений на дух и не хо­тела подчиняться власти антихриста. Так Медведицкие старообрядцы в 1689 году своё восстание едва не развернули до всероссий­ского бунта, подобно Степану Разину. Ста­рообрядчество не есть только особая религиозно-церковная схизма на формальное понимание религиозных догм, — главным образом, это явный протест против ломки старинных устоев русской жизни, — это так­же протест и против западноевропейских влияний, основанных на материалистичес­ком мышлении.

   Духовные запросы у казаков в старинные времена удовлетворялись главным образом в религиозной настроенности, поэтому так много было на Дону монастырей: Лисогорский, Фасановский, Донской и Борщёвский, передача последнего новообрядческим цар­ским правительством Воронежскому епископату была одной из причин Булавинского восстания. Религиозно настроенные донские казаки перед решительным боем с татарами поддержали князя Дмитрия Донского, благо­словили его иконой Божьей Матери, до сих пор чтимой всей Россией и всем казачеством под именем Донской Богоматери. После На­полеоновских войн казаки поднесли серебро на иконостас Казанскому собору. Иконостас этот был из русского серебра, отбитого у французов казаками атамана Платова.

   На протяжении веков казачество кое в чём видоизменялось; много раз они оставляли свои земли, меняли свои формы, но через всю их многовековую историю проходит не­кая генеральная линия, — это пренебре­жение к мещанской жизни и к житейской роскоши, отсутствие страха перед смертью, готовность отдать свою жизнь "за други своя", за родимый край и свои устои жизни. Этот лейтмотив и был причиной того, что у казаков все были равны. Не было у каза­ков никаких своих князей, графов, баронов, только кое-кого из пришлых титулованных особ за особые заслуги принимали в "Почёт­ные казаки", а из простых принимали в ка­заки особенно заслуженных. В наше трудное время все исторические ценности и все при­нятые формы и основы жизни подвергаются пересмотру и переоценке. Происходят напряженные поиски "социальной справедливос­ти". Отпадают одни ценности, другие полу­чают новое обоснование. И нет сомнения, что создающееся положение включает в себя не­умирающие ценности прошлого, хотя и в пре­образованном и обновлённом виде. Внутрен­няя сущность казачьего мира не изменится, традиции казаков не разрушатся. Природ­ная казачья пытливость заставляет критиче­ски относиться ко всем современным новше­ствам. Казачество, как особый духовный мир, здоровый, крепкий и сильный, останет­ся неизменным борцом за свои общественные идеалы, за Веру своих отцов, за правду, доб­ро и справедливость, за свободу и равенство, за своё вековечное народоправство. Каза­чество создало свой особый мир, свою особую духовную культуру, свой собственный общес­твенный идеал человеческого общежития, проверенный в грозе и буре прошлых сто­летий…
Нас, казаков, остаётся мало, но навсегда останутся великие и возвышенные наши идеалы и духовные основы нашей жизни! С нами наша неукротимая энергия жизни, с нами наша вера в Промысел Божий".

Н. Корольков, журнал "Родимый Край" , 1975 год.

09 Декабря 2015 1028 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.