Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

«Казачество – это поэзия русско-славянского мира»

kazaki-platova

Картина «Казаки атамана М.И. Платова атакуют каре IV Евгения Богариэ»

На земле российской есть такие уголки, милые сердцу, дорогие русской душе, где история щедро оставила свои следы. Такова благословенная донская земля, прославленная деяниями вольных казаков. Жизнь никогда не текла здесь вяло и однообразно. Бурная и многоплановая история донских казаков всегда была щедрой на неожиданные перемены, здесь чаще, чем в других землях, проносились ветры социальных битв и потрясений. Покрытые боевой славой знамена донцов побывали в Пруссии, Франции, Италии, Швейцарии, Турции, Голландии, прорвались сквозь глухую вековечную тайгу к Американскому континенту.

Кто только ни писал о донских казаках, кто только ни пытался исследовать загадочную душу и природу непобедимых вольных донцов, а история их доныне пестрит загадками и темными местами, да и не исследованы по-настоящему мощные пласты казачьей истории, хотя и все, или почти все, выдающиеся литераторы и историки прошлого обращались к изучению такого уникального явления, невиданного в истории Западной Европы, да и мира, каким было российское казачество.

То, что вклад казаков в историю и культуру государства Российского был значительным, не оспаривалось никем. Речь шла только о степени этого вклада. Л.Н. Толстой считал, например, что «вся история России сделана казаками». Бесспорно, в этом утверждение великого писателя есть значительное преувеличение, но и большая мера истины тоже налицо. Окиньте внимательным взглядом историю России со времен Ермака Тимофеевича и вы увидите, что все значительные события нашей истории не обошлись без активного участия казаков. Едва появившись на юге России, донцы включились в военную и политическую жизнь страны.

Сами казаки в XVII веке свое появление на Дону связывали с протестом против усиления закабаления в Московском государстве. «Отбегаем мы ис того государства Московского, из работы вечныя, из холопства невольного, от бояр и от дворян государевых», – писал на этот счет в «Исторической повести об Азовском «осадном сидении» талантливый казачий писатель есаул Федор Порошин в 1641 году.

В свои ряды казаки принимали всех желающих. «Казачество, – писал известный российский писатель и общественный деятель А.И. Герцен, – отворило дверь нетерпеливым и не любящим покоя, всем искавшим приключений и жаждавшим сильных ощущений, всем, рвавшимся к опасным подвигам… Оно вполне соответствовало тому буйному началу, которое выражается русским словом «удаль» и составляет одну из характерных черт славян. Казак не хотел знать никакого правительства, кроме своего выборного, …но родине служил верой и правдой и не жалея лил за нее свою кровь».

Основная масса казаков оседала в верховьях рек Дон, Хопер, Медведица, Бузулук, Северский Донец. Имелись казачьи поселения и в низовьях Дона. Они основывались на островах или берегах рек, в лесной глухомани и среди топких болот, труднодоступных для татарской конницы, дорогу из которых знали только казаки. Свои поселения, называемые городками, казаки укрепляли стеной, рвом, на которых ставили легкие пушки. Внутри городка располагались землянки и бревенчатые избы, называвшиеся у казаков куренями.

Свои селения, и прежде всего столицу – Главное Войско, казаки стойко защищали, окружив надежными пикетами и конными разъездами, направляемыми в разные стороны. Даже в мирное время казаки старались не показывать туркам и татарам местонахождение своих городков, и если случалось крымским и турецким послам следовать в Москву через казачьи земли, то их провозили в трюмах судов так, чтобы они «не знали дороги и не могли высматривать, как стоят казачьи городки».

Впрочем донцы не особо боялись, что враги разорят их городки: они быстро восстанавливали порушенное, благо под рукой  находились лес, дерн, земля. Вот почему в ответе крымскому хану, грозившемуся разорить на Дону все городки,  казаки писали: «Зачем тебе так далеко забиватца? Мы люди небогатые, городки наши некорыстны, оплетены плетнями, а обвешаны тернами, а надобно их доставать твердо головами, на посечение которых у нас сильные руки, острые сабли и меткие пищали, а стад у нас конских и животинных мало, даром вам в путь забиватца».

Не одно столетие казаки имели свое самоуправление. Высшим законодательным органом донцов являлся Казачий Круг. Происхождение этого термина объясняется тем, что при обсуждении своих дел казаки собирались в круг, в центр которого выходил их лидер – атаман, его помощник есаул и старшины.

Обычно Круг собирался один раз в год, и на нем решались важнейшие вопросы казачьего бытия: прием в ряды казачества, объявление войны басурманам, заключение мира с соседними народами, отправление казачьих посольств в Москву и к соседним народам, прием государевых посольств, женитьбы и разводы тоже осуществлялись на Кругах до строительства в Черкасске первого православного храма в 1652 году.

На Кругах донцы избирали своих предводителей – атаманов. Если кандидат в атаманы подходил казакам, они трижды кричали ему «Любо!». Избранному большинством голосов атаману вручались знаки атаманской власти и достоинства – булава и насека. Если атаман был неугоден большинству казаков, то его могли на Кругу переизбрать, но утвержденному Кругом атаману подчинялись беспрекословно, говоря: «Куда наш атаман взгляд свой кинет – туда мы свои головы бросим!».

Казаки шли за своими атаманами в огонь и воду, ибо почти все они были людьми выдающимися, волевыми, харизматичными.

Появившись на незаселенном Юге Московского государства, самоорганизовавшись и окрепнув в боях с басурманами, казаки стали великим подспорьем разоренной в конце ХVI – начале ХVII столетий Руси. «Во дни порабощения России, – писал о том времени русский литератор Филипп Филиппович Вигель, – ее бессилия и неустройства на южных пределах ее… встала живая стена, составленная из ратников, которые удальством своим долго изумляли окрестные края.

То, что мудрость человеческая сделала для охранения Рима (военные пограничные поселения) и не спасла его, провидению угодно было то сотворить для нас, от берегов Днепра и вдоль по тихому Дону проведена была блестящая черта: она должна была, как межа, означать владения России. Когда же они достигли до этой грани, то черта сама собою, естественным образом, стала передвигаться и тянуться на нескончаемое пространство. Мы находим ее на берегах Кубани и Терека, Урала и Иртыша, ее видели на Амуре до стока ее в Тихий океан.

Запас, самим небом для нас приготовленный, за который мы не можем достаточно возблагодарить его: казачье войско сберегло нам половину Украины, помогло взять обратно другую и теперь в отдаленнейших местах стоит везде на страже, как передовые версты сил русских. Его заслуги неисчислимы».

Казаки отважно и профессионально сражались в 1552 году, брали вместе с войсками Ивана Грозного Астрахань в 1554 году, за что получили жалованную грамоту, в которой царь Московский признавал Дон самостоятельным государством. Громили казаки «псов-рыцарей» в 25-летней Ливонской войне и в других войнах ХVI столетия.

takim-izobrazhali-ermaka

Ермак кисти неизвестного живописца

Особой печатью отмечено в истории казачества время освоения необозримых просторов Сибири. «В покорении Сибири, – отмечает выдающийся русский писатель Валентин Распутин, – казаки сыграли роль исключительную, почти сверхъестественную. Только сословие людей дерзких и отважных, не сломленные тяжелой русской государственностью, чудесным образом смогло сделать то, что удалось им». И тут на первый план выдвигается эпохальная фигура донского казака Ермака Тимофеевича – «покорителя Сибири».

Отмечая огромный успех экспедиции Ермака, исследователи, обычно, делают упор на превосходство технического оснащения и вооружения дружины Ермака в сравнении с войском сибирского хана Кучума. Но как ни превосходно ружье перед луком, татары брали подавляющей численностью. Да и не таким уж совершенным было огнестрельное оружие ХVI века! Татары могли своей многочисленностью раздавить горсть казаков, но те, имея такого выдающегося вождя, как Ермак, разгромили орды хана Кучума.

Другой причиной успеха Ермака являлся его дипломатический талант: он сумел лаской и обходительностью привлечь на свою сторону население Сибири. Вот поэтому личность Ермака, которого критик В.Г. Белинский назвал «могучим и фантастическим», не померкла, не исчезла в веках, как это случилось со многими его современниками. Уж слишком велик был подвиг, свершенный его казаками и им самим…

Продолжая начатое походами Ермака, другие казачьи отряды под командованием Дежнева, Хабарова, других казачьих атаманов, пошли дальше, добравшись до Северной Америки. Тут нелишне отметить, что продвижение казаков в Сибирь и далее к Северо-Американскому континенту было, после разгрома орд хана Кучума, мирным и, как отмечал В.Г. Белинский, «подвиги этих витязей не были запечатлены ни зверством, ни жестокостию».

На протяжении всей своей истории донские казаки принимали участие практически во всех военных мероприятиях Русского государства. Их отряды вместе с ополчением князя Дмитрия Пожарского освобождали в 1612 году Москву от польских захватчиков. За эти подвиги донцы получили свое первое наградное знамя от царя Михаила Романова, в избрании которого на российский престол в 1613 году сыграли не последнюю роль.

В ХVII столетии донские казаки прославились своими морскими и сухопутными походами против турок и татар, отбивая у них при этом десятки тысяч славянских и иноплеменных полонянников. Измученный неутомимыми нападениями казаков на его владения, могущественный турецкий султан Мурад Второй, перед силой которого трепетали и склонялись многие европейские, африканские и азиатские правители, признавался: «Гнев и ненависть всех христианских народов не мешает мне спать, но казаки причиняют мне бессонные ночи». И гремела казачья слава «от Азова до Искера, …раздражая султана, грозя хану, смиряя ногаев», – писал Н.М. Карамзин.

Навечно осталось в истории России знаменитое «Азовское осадное сидение» казаков в 1637 – 1641 годах, когда десять тысяч донцов, укрепившись в Азове с женами и детьми, сумели выстоять и победить в 100-дневной беспрерывной борьбе с 240-тысячной объединенной армией турецкого султана. Воспетое в «Исторической», «Поэтической» и «Сказочной» повестях, эта военная эпопея осталась в российской истории, как образец стойкости казачьего духа, величие которого признавали даже враги донцов татары и турки.

В течение ХVII столетия донские казаки участвовали во всех больших и малых войнах, которые вела Россия. Сражались они против шведов и поляков, турок и татар. Особенно отличились донцы в Азовских походах Петра Первого в 1695 – 1696 годах. Превосходные боевые качества показали казаки во главе с атаманом Фролом Минаевым не только в степных схватках с татарами, но и в морских боях с первоклассными турецкими судами. Царь Петр назвал донского атамана Минаева первым российским адмиралом…

В стремлении получить выход в Балтийское море, «прорубить окно в Европу» Петр I начал в 1700 году войну со Швецией, великой державой того времени. Донские казаки участвовали во всех крупных и множестве мелких операций этой войны, продлившейся 21 год и завершившейся победой России и получением заветного выхода в Балтику.

Казаки отличились во многих сражениях этой войны, а донской казак Данила Ефремов, ставший потом первым генералом русской императорской армии из среды российского казачества, едва не захватил в плен зимой 1707 года под Калишем самого шведского короля Карла ХII.

Особую доблесть выказали донские казаки в русско-турецких войнах, под знаком которых прошел для России весь восемнадцатый век. Донцы отличились во взятии первоклассных турецких крепостей Каушаны, Бендеры, Очаков. Массовый героизм и изумительное воинское мастерство показали они в штурме, считавшейся непреступной, крепости Измаил в декабре 1790 года. Великий русский полководец А.В. Суворов, прекрасно знавший боевые качества донцов и не раз водивший казачьи полки на врагов Отечества, с восторгом писал в одном из рапортов светлейшему князю Григорию Потемкину: «Храбрость, стремительный удар и неутомимость Донского Войска не могу довольно выхвалить».

Новой славой покрыли свои знамена донские казаки в знаменитых Итальянском и Швейцарском походах А.В. Суворова в 1799 году. Казачьи полки отличились во взятии Милана, в генеральных сражениях на реке Треббии, при Нови, при прорыве через непроходимый Чертов мост в Альпах. За выдающиеся заслуги в этих походах донцы получили в 1800 году наградное императорское Георгиевское знамя.

В ХIХ столетии самым грозным и упорным противником России был французский гений военного искусства император Наполеон I. Но донцы умело и успешно действовали против этих, лучших в Европе, войск и многократно бивали их. Оценивая боевые качества донцов, Наполеон вынужден был признать: «Я не знаю лучших легких войск, чем казаки. В казаках сидит сам черт». Вторгшийся в Россию с огромными силами и занявший ее вторую столицу Москву, Наполеон затем потерпел сокрушительное поражение, полностью потеряв свою 600-тысячную «Великую армию». «Весь Дон восстал на голос чести», казаки выставили на борьбу с Наполеоном 90 полков пятисотенного состава – практически все взрослое население Дона. Бонапарт, дважды едва не угодивший к казакам в плен, был с позором изгнан с русской земли.

Еще не раз в течение ХIХ – ХХ столетий донские казаки выступали на защиту Отечества. Доблестно сражались они в годы Крымской войны 1853 – 1856 годов, когда против России по существу выступила всеевропейская коалиция  государств, решившая вернуть Российскую империю к границам Московского государства, отторгнув от нее Украину, Белоруссию, Прибалтику, Крым, Кавказ, Дальний Восток. Но не удалось, благодаря мужеству и самоотверженности русской армии, в том числе и казаков. Почти все Войско Донское поголовно сражалось в годы русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов, принеся после 500-летнего османского ига свободу братской Болгарии.

В период Первой мировой войны 1914 – 1918 годов, названной «Великой войной», стотысячная казачья конница составила треть всех кавалерийских соединений императорской русской армии. С первых дней боев с немцами и австро-венграми казаки показали доблесть и героизм. Недаром первыми Георгиевскими кавалерами «Великой войны» в русской армии стали донские казаки: среди нижних чинов – Кузьма Фирсович Крючков, а среди офицеров Сергей Владимирович Болдырев. Немецкий кайзер Вильгельм II так  боялся и ненавидел казаков, что приказал не брать их в плен…

К октябрю рокового 1917 года на просторах России располагалось 13 казачьих войск: Донское, Кубанское, Оренбургское, Терское, Астраханское, Уральское, Семиреченское, Забайкальское, Сибирское, Амурское, Уссурийское, Енисейское, Иркутское. Российское казачество в целом насчитывало около 4,5 миллиона человек, ему принадлежало свыше 65 миллионов десятин земли. Большевистский переворот, а затем последовавшая Гражданская война в России круто изменили судьбы казачества.

azovskoe-osadnoe-sidenie

Картина «Азовское осадное сидение»

Стараниями «Иудушки Троцкого» и Свердлова казачество было объявлено вне закона, его многовековая история и культура, заслуги перед Россией большевиками объявлялись несуществующими.  Через две недели после опубликования этой казаконенавистнической статьи, 24 января 1919 года, оргбюро РКП (б) приняло секретную директиву, подписанную Я. Свердловым, согласно которой предусматривалось «поголовное истребление всех верхов казачества», а «ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с советской властью», также «к среднему казачеству» этой же директивой приказывалось «провести массовый террор».

Одновременно с террором по всему Дону большевики стали конфисковывать хлеб, продовольственные товары, в донские станицы и хутора, «дабы унизить казачество», троцкисты переселяли крестьян из северных губерний, а сами станицы переименовывать в имена большевистских лидеров. Началось бессмысленно-жестокое уничтожение казаков.

Но до конца сломить казачество и уничтожить казачий дух ни тогда, ни после не удалось, ибо можно убить полтора миллиона, лишить остальную часть их родины, но невозможно убить казачий дух, уничтожить казачьи традиции и культуру, ибо все это, ковавшееся веками борьбы и труда, таланта и ума, живо в душах казачьих.

Массовый героизм показали казаки пятого Донского казачьего кавалерийского корпуса и четвертого Кубанского казачьего кавалерийского корпуса в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. Многие стали Героями Советского Союза, а полный Георгиевский кавалер Первой мировой войны Константин Иосифович Недорубов, сражавшийся в составе пятого Донского казачьего кавалерийского корпуса, стал Героем Советского Союза! Именно он был знаменосцем при открытии величественного мемориального комплекса на Мамаевом кургане.

…С началом в нашей стране перестройки, началось возрождение российского казачества. В ноябре 1990 года на казачьем Кругу в Ростове-на-Дону был создан «Союз казаков Области Войска Донского», определенно высказавшийся за то, чтобы считать гражданскую войну на Дону закончившейся. Круг поставил задачу возрождения казачества на началах народоуправления, православия, свободы предпринимательства и духа.

16 июня 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял Постановление о реабилитации казачества. Этим актом были отменены все беззаконные декреты, постановления и указы в отношении казачества, принятые в 1918 – 1920 годах. За казачеством были признаны права по возрождению традиционного социально-хозяйственного уклада жизни и культурных традиций, форм земледелия и землепользования, несения воинской службы в частях Вооруженных Сил и Пограничных войск России.

В июне того же года был принят Указ Президента Российской Федерации «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества». После этого появилось несколько развернутых законодательных актов в части реализации Постановления Верховного Совета России и Указов Президента Российской Федерации. В настоящее время идет практическое выполнение этих и других законодательных актов, появившихся в ХХI веке.

За столетия своего существования казачество породило мощные циклы народных песен. «В них, – отмечал писатель Н.А. Добролюбов, – горит любовь к родине, блещет слава прошедших подвигов; в них дышит и чистое нежное чувство женской любви, особенно любви материнской; в них же выражается и та тревожная оглядка на жизнь, которая заставляла казака, свободного от битвы, «искать свою долю». Весь круг жизненных насущных интересов охватывается в песне, сливается с нею, и без нее сама жизнь делается невозможною». Критик Виссарион Белинский, причисляя «донские казачьи песни… к числу исторических», отмечал, что «в них весь быт и вся история военной общины, где русская удаль, отвага, молодечество  и разгул нашли себе гнездо широкое и привольное».

Характерно, что несомненными первенствующими героями русских песен и преданий ХVI-ХIХ веков являются донские казаки: в ХVI веке – это Ермак Тимофеевич, в ХVII-м – Степан Разин, в ХУШ – донской казак Иван Краснощеков, герой войн с турками и шведами, погибший в 1742 году; ХIХ век в русских исторических песнях, безусловно, остается за донским «вихорь-атаманом» (как его величал выдающийся поэт Василий Жуковский) графом Платовым. А песни о Степа-не Разин, по общему мнению всех исследователей русского фольклора – «самый популярный цикл не только из песен ХVII века, но и из всех русских исторических песен».

Интересно, что песни о Степане Разине, особенно бессмертную песню «Из-за острова на стрежень, на простор речной волны, выплывают расписные Стеньки Разина челны…», с охотой пели даже иностранцы, практически не говорившие на русском языке, например великий актер Чарли Чаплин и великий генерал и президент Франции Шарль де Голль, последний исполнил эту песню на русском языке в Рамбуйе под Парижем во время визита во Францию советского лидера Хрущева в апреле 1960 года.

Огромным был вклад донского ка-зачества в культуру России. Писатели М. Шолохов, Ф. Крюков, П. Краснов, А. Калинин, А. Серафимович, художники Н. Дубовской, Н. Пономарев, И. Крылов, М. Греков, композиторы С. Траилин, А. Листопадов, К. Думчев, историки В. Сухоруков, С. Сватиков, Х. Попов, поэты А.Леонов, Н.Туроверов, Н. Келин, певцы И. Ершов, Я. Тетеревятников, Н. Гедда, Б. Рубашкин, скульпторы С. Корольков, Е. Вучетич, геолог И. Мушкетов, географ А. Краснов и многие другие деятели внесли неоценимый, часто уникальный (как Михаил Шолохов) вклад  в развитие литературы, науки и искусства России.

…Покуда жив казачий дух, жива великая Россия, вечное и неповторимое, милое сердцу русскому Отечество наше…

Михаил Астапенко. Фото сети Интернет

Источник

21 Апреля 2017 607 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.