Казачество Москвы Отечество. Вера. Служение.

Историю не перепишешь!

Правых в гражданской войне не бывает, все – жертвы…

11 марта 1919 года началось восстание казаков Верхнего Дона, так хорошо описанное в романе Шолохова "Тихий Дон".

Из документов советского руководства.

Инструкция. Секретно. 12 декабря 1918 года. От высшего революционного совета РСФСР политическому комиссару Эрлиху для исполнения.

Лица, перечисленные в пунктах, подлежат обязательному истреблению… окружные, станичные и хуторские атаманы; все контрреволюционеры и – все казачество.

Директива Оргбюро ЦК РКП(б) от 24 января 1919 года.

…Необходимо, учитывая опыт года Гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу с верхами казачества путем поголовного их истребления…необходимо…провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно…, ко всем вообще казакам, принимавшим… участие в борьбе с Советской властью… Конфисковать весь хлеб… Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи…разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли…

 

Директива Донбюро ревкома от 20 февраля 1919 года.

Во всех станицах, хуторах немедленно арестовать всех видных представителей данной станицы или хутора, пользующихся каким-либо авторитетом, хотя и не замешанных в контрреволюционных действиях, и отправить как заложников в районный революционный трибунал.

В ночь на 11 марта 1919 года по новому стилю фронтовики х.Шумилинского Казанской станицы напали на красноармейский отряд, расположившийся в хуторе. Жестоко истребив его, шумилинцы с казаками ближайших хуторов в конном строю помчались на Казанскую, уничтожая по пути красных. К утру восставшие окружили станицу и двинулись к ее центру, сметая по пути патрули и часовых. Красноармейцы бросились к оружию, но вскоре стали разбегаться, укрываясь по садам, подвалам, тупикам.

 

Утром 11 марта от хуторов Мигулинской станицы к восставшим присоединилось около 250 человек, а к обеду четыре конные сотни взяли Мигулинскую в полукольцо. Через несколько часов мигулинский красноармейский гарнизон был уничтожен.

В ночь на 12 марта конные казаки из Солонцовского, Решетовского и Чаганакского хуторов под командой подхорунжего Е.Ермакова выступили на Вешенскую. Фланги объединенного отряда повстанцев двинулись по хуторам Затону, Чаганаки, Пигаревка, Черновка, Гороховка, пополняя свои ряды. Гонцы от восставших помчались в хутор Базки, чтобы местные казаки перекрыли красным путь отступления из Вешек через Дон.

 

Восстание распространялось молниеносно: через день вспыхнули мятежи в хуторах Красноярском, Краснополов, Панкратов, Дубовой, Калинин Еланской станицы, в станице Слащевской.

Уже через несколько дней после начала восстания, когда каждый отряд стоял рядом со своей станицей и защищал ее, казаки потребовали объединения всех сил повстанцев под единым командованием. Командующим повстанческой армии казаками был избран полный Георгиевский кавалер, 28-летний хорунжий Павел Кудинов.

В повстанческой армии были сформированы пять конных дивизий по четыре полка, одна конная бригада из двух полков, два пехотных полка, было у восставших 6 орудий. Общее число сабель и штыков доходило до 30 тысяч.

Винтовки и клинки казаки привезли с германского фронта, пулеметы и боеприпасы захватили в первые дни восстания из железнодорожного красноармейского эшелона, затем оружие добывалось в бою. Позже на повстанческой территории было организовано кустарное изготовление патронов.

Три с лишним месяца продолжались беспощадные и кровавые бои повстанцев и регулярных частей Красной Армии на Верхнем Дону. Станицы и хутора десятки раз переходили из рук в руки. Противоборствующие стороны дошли до последней степени ожесточения: красные, занимая станицы, убивали женщин и детей, казаки, в свою очередь, рубили головы пленным и вырезали звезды на спинах комиссаров. Правых в гражданской войне не бывает, все – жертвы…

 

Успехи белой армии после воссоединения на Верхнем Дону оказались кратковременными, за ними последовали разгром и спешная эвакуация остатков белых воинских соединений в Крым, который еще находился под контролем белых, или за пределы России.

Новороссийская катастрофа – под таким названием вошел в историю казачества заключительный акт совместной борьбы против большевизма Добровольческой армии и казаков.

Суда с эвакуируемыми были еще на рейде, когда в Новороссийск ворвалась конница Буденного. Многие из казаков были расстреляны сразу же – например, командир четвертого полка первой повстанческой дивизии Иван Рябчиков. Другие были мобилизованы в Красную Армию и отправлены на польский фронт. Среди тех, кто попал в красные конники, оказались Х.Ермаков, командир повстанческой дивизии, Я.Фомин, возглавивший в недалеком прошлом замирение казаков с большевиками на Верхнем Дону, сотни других верхнедонцев, память о которых отрывочно сохранилась только в семейных историях.

Тысячи казаков, оставшихся на берегу в Новороссийске, пропали бесследно – то ли погибли в концлагерях (они уже существовали, и часть казаков из Новороссийска попали именно туда); то ли умерли от тифа, который свирепствовал в Новороссийске; то ли, поняв ситуацию до конца, ушли из Новороссийска куда подальше – сменив имя, порвав навсегда с родным Доном, забыв о своем казачьем происхождении…

Лариса Бойко

10 Марта 2019 356 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.